Другое человечество Часть 1

Автор: | 15.01.2016

Маслов Алексей
Другое человечество
Здесь кто-то побывал до нас…
Говорящая обезьяна

Человек – единственное полноценно разговаривающее животное.

Словами он может выразить все: простейшие команды и требования, сложнейшие описания природы и микромира, он может связать слова в намеки и аллюзии, он способен проповедовать и радовать словом, он может ранить этим же словом. Действительно, «в начале было Слово».

Часто в описаниях эволюционного развития человека можно встретить фразу: «постепенно появляется речь». Но нигде мы не встречаем разумного объяснения: а почему она вообще появляется? Когда?

Несомненно, что способность общаться между собой дает человеку заметное преимущество перед другими представителями животного мира в плане планирования действий и установления взаимодействия, собирательства и заготовки пищи. Чуть ниже мы покажем, что теоретически возможен был и другой путь развития человечества, где речь не играет столь существенной роли, как сегодня, однако прежде мы обсудим несколько традиционных моделей возникновения этой функции у людей.

Где лежит начало человеческого языка, речи как таковой?

Принято считать, что зачатками речевых функций обладал уже Homo habilis, что вполне вероятно, если принимать во внимание развитие его мозга, и абсолютно недоказуемо, если опираться на какие-то артефакты, поскольку по понятным причинам они отсутствуют вообще [191, 181]. По другим представлениям, зачатки речи появились значительно позже, лишь у неандертальцев, о чем свидетельствует, в частности, развитый центр Брока, отвечающий в мозгу за речевые функции.

Существуют также предположения, что рудиментарной речью обладал Homo erectus – Человек прямоходящий, и это было связано с постепенным развитием социальной организации и необходимостью координации своих действий.

Но нет, считает Алан Уолкер, один из первооткрывателей многих останков Человека прямоходящего, – этот вид не обладал речью. Этот вывод Уолкер сделал на основе анализа седьмого спинного позвонка (Т7) человека прямоходящего. Дело в том, что нервные окончания в области седьмого позвонка позволяют контролировать мускулы грудной клетки, задействованные в процессе выдоха. Уолкер обратил внимание на то, что у т. н. «мальчика из Турканы», представителя Homo erectus с озера Туркана в Кении, отверстие позвоночного канала значительно уже, чем у современного человека. А это значит, что позвоночный столб не мог нести в себе необходимого количества нервных окончаний, чтобы контролировать процесс дыхания столь же свободно, как у современных людей. Поскольку речь связана с процессом контролируемого выдоха, то произнесение сколь-нибудь длинного предложения было невозможным для Homo erectus [164, 94].
Несомненно, что обладание речью является одним из основных признаков человека, во всяком случае, ни одно из известных ныне животных не обладает столь же развитыми речевыми способностями, как человек. Разумеется, можно вспомнить целый ряд удачных опытов обучения шимпанзе произнесению некоторых слов, причем произносимых осознанно. Но столь «натянутое» искусственное обучение языку показывает лишь то, что у высших обезьян действительно существует возможность членораздельного и осмысленного произнесения крайне ограниченного запаса слов, однако ни о каком свободном общении речи идти не может. Использование слов (как это делают иногда попугаи) и обладание речью – суть типологические разные и несопоставимые между собой явления.
Некоторые современные обезьяны общаются между собой через комбинацию определенных жестов и звуков – реликты этого можно проследить и у современного человека, благодаря чему считается, что мы унаследовали эту систему коммуникации от наших предков в момент разделения ветвей на гоминидов и понгидов.
Способность к речи заложена у высших обезьян, в частности, многолетние эксперименты над обезьянами, находящимися в неволе, показали, что у них присутствует возможность развить речь на уровне 2 – 3-летнего ребенка [288, 46]. Доказывает ли это, что на основе подобных способностей могла возникнуть развитая речь? Скорее нет, примечательно, что в диком состоянии обезьяны никогда не проявляют своих речевых способностей. Более того, многие способности, которые приближают обезьяну к человеку, не проявляются в природе, хотя, казалось бы, это должно облегчить высшим приматам выживание в условиях конкуренции. Например, обезьянам доступны не только некоторые речевые функции, но и изготовление орудий, а бабуины, находясь в руках ученых-экспериментаторов, проявляют способность изготавливать орудия, но никогда не пользуются ею, находясь на свободе. Не указание ли это на то, что и речевые, и трудовые способности могли развиться у человека только в условиях резкого ограничения свободы?

Разумеется, здесь следует различать общение и системы коммуникации, язык и речь. Системы коммуникации, сообщения друг другу какой-то значимой информации существуют у всех живых существ. Присущ ряду животных и некий «язык», хотя он чаще всего сводим именно к простейшим системам коммуникации: язык пчел, дельфинов и т. д. Разумеется, здесь определение «языка» – весьма специфическое и относительное, например, пчелы общаются между собой посредством выделения особых химических соединений, называемых феромонами, а также особого пахучего секрета, причем каждая колония пчел имеет характерный свой запах.

В животном мире всякое общение – это прежде всего передача знаков о каком-то состоянии, например, готовности произвести потомство, или о приближающейся опасности. Таким знаком является, например, красная грудка у малиновки, покраснение брюшка у колюшки – мелкой костистой рыбы с колючками на спине и брюшке вместо спинного и брюшного плавников – в брачный период или мощная грива у льва. Такое общение очень информативно и крайне утилитарно, здесь нет места человеческому «философствованию», «размышлениям» о жизни или о своем месте в истории.

До сих пор идут споры о том, представляет ли знаменитый «танец» пчел действительно систему коммуникации, но так или иначе, синтаксиса в этих типах коммуникации мы не встречаем и, конечно же, нет здесь и грамматических конструкций. Речевые функции в полной мере сегодня мы встречаем лишь у людей и не можем с полной уверенностью ответить, когда появилась речь, и обладал ли хотя бы один и наших предков такой способностью.
Речь же – явление значительно более сложное, она всегда соотносится с синтаксисом и семантическим конструированием, обличенным в слова, в поиски способов передачи сущностей при помощи слов. Ни одно существо, генетически близкое к человеку, например, шимпанзе, способное производить осмысленные звуки и передавать ими информацию, все же не способно «конструировать новые смыслы» при помощи таких звуков.
Речь человека – вообще явление поразительное, небывалое, не связанное ни с какими другими способами передачи информации. В природном мире существует определенная иерархия «лингвистической активности» живых существ, внутри которой так возрастает «разумность» и смысловая нагрузка во время коммуникации.
Самое простое – это произведение определенных звуков или шумов, часть которых может нести семантическую нагрузку, однако в основном истоком этих звуков являются защитные рефлексы. В качестве примера можно привести гремучую змею, издающую треск как знак угрозы, или шипение у некоторых пауков. Большинство этих звуков недвусмысленно понимаются теми животными или врагами, которым эти звуки адресуются. Именно в этом смысле такие звуки можно рассматривать как некую лингвистическую активность, хотя, естественно, даже о зачатках речи здесь говорить не приходится.

Несколько выше следуют базовые лингвистические системы, благодаря которым члены одного и того же вида могут общаться между собой. Сообщения остаются настолько же короткими, насколько и рефлекторными. Однако здесь вокруг таких звуков или их сочетаний уже существует определенная социальная система, поскольку члены одного вида могут улавливать из общей архитектоники звуков нечто значимое для себя. Не менее важно, что на эти значимые звуки может быть получен столь же значимый звуковой ответ или какая-то адекватная реакция. Примером такого общения могут служить брачное завывание койотов, звуки, которыми предупреждают друг друга дикие животные о приближении опасности, и т. д.

В определенной степени эта система звукового оповещения и информационного сопряжения является продолжением (а возможно, и подразделом) рефлекторных звуков, которые были описаны выше. И в том, и в другом случае такая простейшая лингвистическая активность продиктована биологическими требованиями. Чаще всего – и это очень важно – каждый такой звук передает один «бит» информации, требующий однозначного ответа: сигнал о приближении опасности – рефлекс к самоспасению, сигнал о найденной пище – рефлекторное ее поедание и т. д. Многоступенчатая обработка информации, вызванная таким сигналом, не предусмотрена, поскольку требовала бы либо более высокой организации мозга, либо слишком большого времени на обработку информации, что недопустимо в случае опасности.

А вот у гоминидов межплеменная система знакового и звукового оповещения перестает быть лишь базовой системой передачи простейшей «однобитовой» информации. Рождается типологически иной язык общения – причем мы говорим не только о речи как таковой, но о первобытном искусстве, религиозно-магической символике, наскальной живописи и многом-многом другом. Это становится постепенно основой для дальнейшего развития человеческого сознания, воображения и творчества.

До этой стадии некие явления вызывали у живого существа «выброс» некого голосового флажка, обозначавшего, например, «Опасность!», «На помощь!», «Я чрезвычайно разъярен!» и т. д., причем каждый из них требовал однозначной реакции – бегства, нападения, поедания пищи и т. д. Здесь происходит скачок вперед, прорыв в концептуализации смыслов. Начинается «именование» вещей и явлений, за концептуализацией смыслов следует концептуализация языка общения как такового.

Мы намеренно оставляем в стороне вопрос, почему вообще мог произойти такой скачок, поскольку на сегодняшнем этапе наших знаний мы можем строить лишь предположения с большей или меньшей вероятностью. Возможно, что это было связано с фундаментальными изменениями в лобных долях головного мозга. Так или иначе, гоминиды пересекают границу, по одну сторону которой лежит некое «долигвистическое» состояние, по другую – бесконечное именование всех вещей, явлений и состояний этого мира, которые ничем нельзя остановить, поскольку, по существу, происходит выстраивание концепции Вселенной в сознании человека через лингвистические термины.

У нас нет никаких подтверждений тому, что этот процесс произошел единомоментно или в краткие сроки. Он в равной степени мог занять как десятки, так и сотни, а возможно, и миллионы лет. Очевидно, что некие искры уже долго летали в воздухе, пока труд человеческого сознания не высек огонь – современную человеческую речь.
Когда начались первые прорывы перехода гоминидов от системы звуковой коммуникации к членораздельной речи? В равной степени мы можем предположить, что любой из Homo мог обладать речью, хотя никаких доказательств этому нет. Впрочем, нет доказательств и обратному.

Сложная лингвистическая деятельность дает интересный эффект: она дает ощущение значимости собственного эго, интенсивное ощущение обладания памятью и возможностью рассуждать о будущем.
Вероятно, что именно речевая активность кроманьонцев давали им возможности стратегического планирования, группового обсуждения своего будущего: охоты, защиты, уничтожения врагов, совместного возведения жилищ и т. д. Как следствие, это повлияло и на победу кроманьонцев над неандертальцами, причем неважно, была ли это победа физическая или биологическая.

Открываются бесконечные возможности для сохранения и передачи опыта. По существу, создается копилка человеческого опыта, с каждым новым поколением слои знаний напластовываются друг на друга, большую роль начинает играть не только опыт практической деятельности, такой, как, скажем, охоты, строительства, защиты от стихийных бедствий, но и опыта мистических видений – так формируются и концептуализируются мифологические представления и анимистические верования.

Развитие речи дает и некие «побочные эффекты», например, установлено, что речевые центры связаны с центрами, контролирующими движения правой руки. Прямохождение высвобождает руки, которые начинают активно использоваться для коммуникаций и простейших значимых жестов, как у современных бабуинов и орангутанов. Постепенно жесты сопровождаются звуками, вероятно, первоначально лишь дублировавшими жесты, а затем приобретающими самостоятельное значение.

Логика этого процесса очевидна, но лишь в том случае, если взять за отправную точку тот факт, что именно речь и язык являются наиболее типичными формами общения между гоминидами. Однако, несмотря на высокоразвитую организацию, например, орангутанов и шимпанзе, у них не только не развивается речь, но вообще количественно объем звуков со временем не возрастает. Действительно, обезьяну можно научить произносить членораздельные звуки или слова, а также сопоставлять эти слова с некоторыми действиями. Например, она научится просить пищу, выражать свое неудовольствие ее вкусом. Известно, что обезьяна способна выучить чуть более сотни слов. Однако здесь по-прежнему оказывается не преодолен самый главный разрыв между языком обезьян и человека – выражение абстрактных понятий. Вряд ли мы можем заподозрить обезьяну в способности обличения в слова, т. е. осознания, не только каких-то философских категорий, но даже логических цепочек действия. Обезьяна не может планировать через язык или выражать свои планы языком.

Как раз именно речевые способности человека демонстрируют кардинальный разрыв между человеком и его предполагаемыми родственниками в животном мире.

Развитие речевых функций не повышает собственно внутренней организации общества, поскольку такая организация у животных, например, существует на уровне благоприобретенных инстинктов. Так, стае волков не надо «договариваться» о преследовании своей жертвы и направлении атаки. Равно как и стаду бизонов нет необходимости общаться между собой во время передвижения по саванне – внутренняя организация заложена на уровне инстинктов и рефлексов, причем она работает безошибочно.

Развитие второй сигнальной системы имело влияние на физические способности человека. Известно, что даже хорошо тренированный спортсмен способен использовать свои физические силы лишь на 50–60 %, в ту пору как обычный человек порой не преодолевает и 40 % барьера. Таким образом, большая часть физических потенций организма оказывается нереализованной как раз из-за развития речи, которая тормозит некоторые другие функции. Хорошо известны случаи, когда в критических ситуациях, например, в случае пожара, наводнения, угрозы своим детям даже слабый человек проявлял неожиданную для него физическую силу, некие скрытые резервы организма. В обычном же состоянии он оказывается не способен выполнить даже половину этой нагрузки.
Такого «торможения» физических функций у обезьян не происходит, они обладают всей полнотой своего потенциала. Мы можем предположить, что речь как функция была нехарактерна для человека, она возникла как вынужденная защитная реакция.

Существует интересное наблюдение над обезьянами, которые овладевали навыками произнесения слов. Во-первых, они начинали обучать этим навыкам своих детенышей. Во-вторых, они изгонялись другими особями, не прошедшими обучения. Второй аспект для нас крайне интересен – «поумневшие» обезьяны уже не воспринимаются своим же сообществом и превращаются в изгоев. Речь превращается в некий разделительный фактор, хотя морфология остается неизменной.

Поводом к рождению акватических теорий явился ряд «гидрогенных» особенностей человека, например, наличие реликтовых перепонок между пальцами рук, отсутствующих у обезьян, способность к плаванию, что также недоступно для подавляющего большинства обезьян. Человек, как известно, может даже рожать своих детей в воде – новорожденный при этом не делает сразу первый вдох и поэтому не захлебывается. Может быть, это память о тех временах, когда человек частично обитал в воде или по берегам водоемов? Примечательно, что человек обладает такой же гортанью, как у водных млекопитающих. Как следствие, мы разделяем еще одну «водную» черту: способность сознательно контролировать свое дыхание, в то время как у других животных процесс дыхания совершается бессознательно и не может быть подчинен какому-то контролю [296, 140]. Именно эта способность позволяет людям создавать звуковые вариации голосом в момент пения. А также нырять, надолго задерживая дыхание. Действительно, моногамия – отличительная черта именно человеческого общества. Однако даже сегодня мы в реальности далеки от полной моногамии, которая объясняется не какими-то физиологическими особенностями, но моральными, нравственными и религиозными императивами, выработанными обществом, причем совсем недавно, если сопоставлять со временем жизни австралопитеков.

Читайте также:  Пришельцы государственной важности 1

Наконец, появляется первый Человек разумный (Homo sapience) – неандерталец, который широко распространился в Европе 230 – 28 тыс. лет назад. Он завоевал обширные пространства от Испании до Израиля, пережил оледенение, изготавливал одежду из шкур и обладал каким-то своим миром верований. Неандертальцы хоронили умерших в отдельных могилах и клали внутрь примитивную утварь. Их объем мозга превосходил наш, а внешний вид немногим отличался от человека современного вида.

Неандертальцы были уже «людьми разумными» и мало отличались от анатомически современных людей. Но при этом они представляли собой абсолютно другой вид человечества и не являлись нашими предками (на фото – череп неандертальца из Франции)Около 40 тыс. лет назад в Европе появляется человек современного вида – кроманьонец (Homo sapience sapience), к которому принадлежим все мы. Как предполагается, он отвоевывает у неандертальца территорию, частично уничтожая его и в конце концов около 30 тыс. лет назад становится единственным видом человека на земле. Так, по крайней мере, представляет ход событий общепризнанная, хотя и далеко не бесспорная версия развития событий на земле.. Внезапно оказывается, что один вид отнюдь не перетекает плавно в другой, а люди современного вида неожиданно начинают жить одновременно со своими предполагаемыми предшественниками. А иногда и раньше них.Во-первых, никакой прямой эволюции мы не наблюдаем. Оказывается, что между разными видами нет никаких переходных форм, по крайней мере, они не обнаружены. А следовательно, нет ни малейших подтверждений тому, что, положим, от афарского австралопитека произошел Человек умелый, а от Человека прямоходящего – Человек разумный. И сегодня уже с очевидностью можно сказать, что неандерталец не был предком современного человека, а был лишь одним из параллельных видов. Все остальное – лишь наши предположения, рассуждения, построенные исключительно на формальной логике: более прогрессивные должны происходить от более примитивных. Но доказательств этому просто не существует. И почему они вообще должны порождать кого-то? Разве обнаружен механизм порождения одного вида другим?Люди прямоходящие – и это не наши предки!

Находки Человека прямоходящего, обнаруженные на самых разных континентах, представляли собой настоящую головоломку, которую невозможно было сразу сложить, если исходить лишь из того, что один вид порождал другой. Сама посылка оказывалась неправильной, и, как следствие, получался ошибочный результат. В действительности же параллельно друг другу в разных концах мира, на больших расстояниях друг от друга развивались в одном направлении практически одинаковые виды, причем явной связи между ними не прослеживалось. Раньше, до этих открытий, все казалось проще: ученые рисовали стройные схемы миграции, где стрелками было показано, как человек, выйдя из Африки, расселился по всему миру. Как предполагалось, в процессе своей миграции он эволюционировал, совершенствовался, его сознание становилось все гибче, рука – более умелой. Но все это были лишь предположения, поскольку необходимо каким-то образом связать воедино все эти разрозненные останки людей, в основном Человека прямоходящего.«Хоббит» с острова Флорес обладал поразительно малым объемом мозга, но при этом опережал в развитии питекантропа. Слева направо: черепа питекантропа (Homo erectus), флоренсийского человека и современного человека. Может, не всегда объем мозга играет решающую роль?

Рост «хоббита» был действительно чрезвычайно мал, он не превышал 90 см. Под стать ему был и мозг древнего существа – его объем составлял всего лишь 380 куб. см и был близок к шимпанзе, но никак не к современному человеку, которому уступал в 3,5 раза.

Но может быть, это просто обезьяна? Очевидно, нет: в той же пещере были обнаружены кости, принадлежавшие еще нескольким гоминидам того же вида, и – самое главное – примитивные каменные орудия.ременного вида.
Он использовал каменные и костяные орудия, которые были найдены неподалеку от него. Но самое важное в данном открытии то, что он вымер лишь 12 тысяч лет тому назад. А это значит, что он был современником нынешнего человека. Итак, опять – другое человечество?Рост у него был действительно очень маленький, он не превышал и одного метра. Так может быть, это пигмей? Или, например, носитель какого-то заболевания, которое привело к недоразвитию черепной коробки и, как следствие, всего головного мозга – к микроцефалии? Таких предположений сразу было выдвинуто немало, поскольку небольшой рост и одновременно относительно «прогрессивное» развитие никак не укладывалось в заранее заготовленную схему развития человечества. Уж больно он прогрессивен и слишком давно жил на земле…

Но эти предположения сразу оказались опровергнуты тем, что в пещерах был обнаружены не один, а сразу несколько скелетов древних людей, обладавших практически одинаковым ростом. Они не были ни пигмеями, ни больными. Просто на земле когда-то существовала раса людей маленького роста.

Может быть, они отличались низким умственным развитием, а маленький рост, связанный к тому же с маленьким мозгом, делал из них каких-то «недоразвитых существ», некое боковое и тупиковое ответвление на древнемиро-вой истории? Отнюдь нет. Скорее наоборот, это были вполне сформировавшиеся люди, а сканирование мозга, проведенное в Университетах Флориды и Вашингтона, целиком подтвердило этот тезис. У них оказались хорошо развиты лобные доли мозга, которые отвечают за целенаправленные действия человека, а также за контроль над своим поведением. И это очень важно – человек обладал возможностью контролировать свои действия и порывы. Он уже не бросался на соплеменника, если хотел отобрать у него пищу, не вступал в постоянные конфликты из-за самок, жилища и в борьбе за другие потребности. И, как следствие, он умел жить внутри сообщества, и это сообщество продержалось на земле многие десятки тысяч лет. Более того, все эти же исследования подтвердили, что найденные люди не были ни микроцефалами, ни пигмеями, а представляли собой абсолютно отдельный и доселе неизвестный вид людей.Еще 30–40 тыс. лет назад многие районы земли были заселены совсем другими людьми, которые жили параллельно. Европейские неандертальцы (слева) обитали одновременно с яванскими Людьми прямоходящими (справа) и никакими «родственниками» не являлись

На этом участке не обнаружено ни одного очевидного доказательства того, что один вид брал начало от другого, скажем, Человек умелый от австралопитека. Они просто сменяли друг друга, но чаще всего жили параллельно. И никакого действия механизма эволюции не обнаружено, зато обнаружено другое: одновременно в разных концах мира живут по нескольку видов австралопитеков и различных Homo, связь которых между собой абсолютно неочевидна. Мы вновь возвращаемся к мысли о параллельном существовании разных видов человечества без очевидной преемственности между видами. И этот парадокс будет продолжаться вплоть до наших дней. Неизвестно, откуда они пришли и почему исчезли. Сумели ли породить кого-то? Это уже потом окажется, что неандерталец не является нашим прямым предком. И вообще, вероятно, ничьим предком не является, а представляет собой еще один вид людей, по сути – целую цивилизацию, которая существовала на земле в течение сотен тысяч лет, а потом сгинула в потоке времени. А мы на сегодняшний момент вообще мистическим образом не имеем очевидных предков.Неандерталец, который обитал практически по всей Европе около 400 тыс. лет назад (по другим предположениям, 250–300 тыс. лет назад), относится к, – виду Homo sapiens, т. е. к человеку современного вида, и, как предполагает ряд ученых, представляет один из его подвидов. Чтобы отличить ныне живущих людей современного вида, кроманьонцев, от неандертальцев, для них был введен новый термин Homo sapiens sapiens (Человек разумный разумный), неандертальцев же принято обозначать Homo sapiens neandertalensis, что подчеркивает их родственность и даже кажущуюся преемственность. В любом случае сегодня очевидно, что неандерталец представлял собой высокоразвитый тип человека, немногим отличавшийся от нас. И этот странный человек никак не вписывался в библейскую теорию творения. Если это человек, то где же говориться о нем в Священном Писании? Но прежде всего теологов в немалой мере смущала реконструкция внешнего вида неандертальца, с одной стороны, столь похожего на современного человека, с другой стороны, столь «отвратительного и дикого» по своей наружности – разве может быть таким «подобие Бога»? Так кто же он? И к тому же в Библии непосредственным образом ничего не говорится ни о каком «предшествующем человечестве»…

В конце концов было решено, что обнаруженные останки неандертальцев принадлежат не кому иному, как потомкам Каина – каинитам. Библия говорит, что Каин, сын Адама и Евы, был изгнан за убийство своего брата Авеля. Бог наложил на него некую «печать», чтобы никто не мог убить его. Священное писание не уточняет, что за печать это была, однако некоторые современные библеисты считают, что речь идет о весьма характерном внешнем виде, который присущ неандертальцам [424].аиновой печатью» на лице.

Популярный американский теолог и исследователь из Мемфиса (Теннеси) доктор Майкл Эльбант решил в какой-то мере реабилитировать «род Каина». Он сообщил, что Небеса буквально переполнены неандертальцами! М. Эль-бант долгое время собирал описания посмертного опыта людей, находившихся в состоянии клинической смерти. Он обратил внимание, что во многих описаниях присутствуют упоминания о встрече с некими светящимися душами, которые, несмотря на свое «тонкое» состояние, имеют весьма характерный облик: мощные надбровные дуги, тяжелые челюсти, к тому ж все они одеты в шкуры животных. М. Эльбант с энтузиазмом теолога объяснил, что попадание души на небеса связано с отсутствием заметных прижизненных грехов, а неандертальцы в силу своего простого образа жизни не испорчены культурой, не отягощены ложью, предательством, обманом. Разумеется, в таком случае они должны были очутиться на небесах [84, 33]. Таким необычным образом души неандертальцев получили прописку в раю.При чем здесь неандерталец?

Все, что связано с неандертальцами, представляет сплошную загадку, причем чем больше мы узнаем о них, тем загадочнее неандертальцы становятся для нас. Статьи и книги о неандертальцах пестрят словами «загадка», «тайна», «головоломка». Еще в 1983 г. Майкл Шекли издает нашумевшую книгу: «Дикие люди: йети, саскоутч и загадка неандертальца», где одним из первых выказывает мысль о том, что знаменитый «снежный человек» йети и неандерталец – суть одно и тоже. Новые открытия не проясняют ситуацию, но создают только новые проблемы. Они показывают неожиданную картину: выяснилось, что на определенном этапе исторического развития, приблизительно еще 35–25 тыс. лет назад, неандертальцы и кроманьонцы жили одновременно. Таким образом, неандерталец не мог непосредственно «перерасти» в человека современного вида. Так куда же поместить неандертальца на древе эволюции, если он был современником кроманьонца?Могли ли неандертальцы говорить? Ученые из Университета Дьюка сделали заключение, что строение черепа неандертальцев позволяет предположить, что они владели речью. Калифорнийские ученые целиком отрицают такую возможность, решительно заявив, что неандертальцы говорить не могли.Поразительным образом неандертальцы по крайней мере 25–30 тыс. лет назад уже обладали развитыми представлениями о загробном мире, их ритуалы были близки к современным погребальным культам, и даже сам способ захоронения повторял погребения людей современного типа, распространенные практически по всей Европе. Что это – преемственность?

Более того, магия смерти как особое представление о многомерности жизни, безусловно, была развита у неандертальцев по крайней мере не меньше, если не больше, чем у современных людей. И все новые и новые находки углубляют представления о зарождении этих представлений у неандертальцев. В 2003–2004 гг. были найдены кости и черепа, возраст которых около 160 тысяч лет и которые после смерти были тщательно отполированы. Оказывается, и «другие люди» тоже готовили своих родственников к путешествиям в мире смерти.Современное человечество, живя на земле в десятки раз меньше своих предшественников, самым поразительным образом сумело создать массу излишеств, которую само же и вынуждено обслуживать. Вступив однажды на путь отделения себя от природного мира, мы оказались прокляты тем, что вынуждены создавать самые разные механизмы, обслуживать их, создавать механизмы для создания механизмов, обслуживать и их – и так до бесконечности.

Вот, например, речь как способ передачи информации. Сегодня у современного человечества она стала едва ли не единственным подобным способом общения, и под него подстроено всё – письменность, кодирование сигналов по сетям и даже различного рода священные тексты как способы передачи знания. Это – особого рода «знаковая цивилизация», построенная на сложных законах семантики, требующая постоянно «отображать мысль». Это не только книги и фильмы, но и религиозные постройки (знак высшего божества), статуи (знак славы), административные здания (знак власти), надгробные обелиски (знак памяти о предках) и многое другое.
Вообще многочисленные рассуждения о священном и о божественном говорят обычно о том, что само это священное уже утрачено. Оно уже не живет где-то внутри, поскольку человек безвозвратно отпал от него. Именно тогда в страхе потерять даже его остатки люди пишут сакральные книги, создают систему тайных знаков и собираются внутри религиозных сообществ.Современный человек вынужден уже сам себе объяснять, что такое «божественное» – разве не на этом базируются все религиозные проповеди и священные книги? В противоположность этому, ни одно животное никогда ничего не «объясняет», в нем изначально самим божественным или природным механизмом заложены необходимые для жизни навыки. Неандертальцы были, скорее всего, частью той природной цивилизации, где не было необходимости ни в развитых коммуникациях, ни в объяснениях, ни в монументальных постройках. Они знали о божественном, но не рассуждали о нем, технически они могли создавать дома и храмы, но не чувствовали в этом потребности. И хотя эти люди оставили после себя некоторые росписи и, может быть, умели говорить, они создали совсем иной тип цивилизации – внеречевой, внезнаковый. И именно этим – характером цивилизации – мы и отличаемся от них. Так, например, появились сообщения об обнаружении древнейших скульптурок возрастом 200–250 тыс. А официально признанный самый древний пример человеческого искусства датируется 77 тысяч лет назад. И обнаружен он отнюдь не в Европе, где обитали и творили неандертальцы, а в Южной Африке в пещере Бломбос обнаружены гравировки на стенах, подкрашенные охрой. И это поразительно хотя бы тем, что, как считается, неандертальцы не обитали в Африке. Значит, это были какие-то другие «творцы».По сути, неандертальцы самостоятельно создали культуру, аналогичную кроманьонской. И сделали это незадолго до прихода наших предков в Европу. Между тем в течение 400 тыс. лет оба вида людей развивались совершенно самостоятельно. Самое разумное и естественное объяснение этого – заимствование. Если сравнивать неандертальцев и кроманьонцев в момент их параллельного существования, то неандертальская культура может показаться более примитивной или, по крайней мере, менее разнообразной. Что, как предполагается, и могло послужить одной из причин последующего исчезновения неандертальцев.

Читайте также:  Кого изображают нефритовые статуэтки древней культуры Хуншань?

Итак, неандерталец уже не только выживал в окружающем мире, но ощущал, верил и переживал многомерность того пространства, в котором существовал. И он обладал, безусловно, высокоразвитой культурой.Хотя, безусловно, неандертальцы были каннибалами и поедали кроманьонцев – на их стоянках еще обнаружены кости кроманьонцев. Впрочем, такие «диетические пристрастия» были «взаимными» – на стоянках кроманьонцев находят точно также обглоданные кости неандертальцев. Вообще каннибализм является вполне обычным явлением ранней истории человечества, хотя не очень понятно, поедали ли неандертальцы пленников или просто подбирали ослабших конкурентов. Поразительным образом неандертальцы даже развивались быстрее, чем люди современного вида. Специалисты делают осторожный вывод: само по себе это не означает, что никакого смешивания вообще не могло быть, но это могли быть лишь единичные случаи, не повлиявшие сколь-нибудь заметно на генетическое развитие кроманьонцев.

Итак, неандертальцы не породили кроманьонцев, не смешались с ними и вообще развивались параллельно, хотя и могли контактировать.

Неандертальцы среди нас?

Но тогда из-за чего же они исчезли?
Прежде всего, спросим, а исчезли ли они вообще? Ряд исследователей полагают, что исчезли они не до конца – все же целое человечество не могло уйти с лица земли столь стремительно. Якобы остатки неандертальцев встречались вплоть до XVII в., а известный российский исследователь профессор Борис Поршнев полагал, что «снежный человек», или «йети», и есть представитель последних неандертальцев.

Здесь сложно не вспомнить многочисленные рассказы о йети – «снежных людях», в которых многие видят последних сохранившихся неандертальцев. В частности, такой версии придерживался известный российский историк Борис Федорович Поршнев (1905–1972), выдвинувший теорию, что саскуотч и его сибирский родственник «алмас» могут являться либо остатками, либо потомками неандертальцев. Именно Борис Поршнев являлся одним из пионеров научного изучения йети в мире, ему удалось снарядить официальную экспедицию на поиски «снежного человека». Пдтверждений этому факту не было найдено.

Но вот интересные подробности – описания этого существа чаще всего разнятся. Иногда речь идет об огромном, более чем двухметровом монстре, оставляющем следы почти 60 см длиной и 20 шириной и неприятный запах. Иногда же рассказывают о небольших существах – несколько меньше обычного человеческого роста. Объяснение этому попыталась дать ученая Мари-Жанн Кофманн – француженка, когда-то жившая в России, бывшая даже капитаном Красной Армии и участвовавшая в военных действиях на Кавказе. В 1958 г. Мари-Жанн принимает активное участие в экспедициях и исследованиях Бориса Поршнева и хорошо знакома с аналогичными исследованиями американца Тома Слика и других энтузиастов поисков йети. Она высказывает предположение, что речь может идти не об одном, а сразу о нескольких «потерянных» видах человечества.

Действительно, почему мы считаем, что следы, обнаруженные в разных районах земного шара – в США и Канаде, на Тибете и Памире, в Сибири и на Кавказе, должны принадлежать именно одному конкретному виду (если, естественно, допустить его существование вообще)? Все предыдущие рассуждения показали нам, что на земле параллельно обитали несколько видов людей, а этом значит, что, вполне вероятно, существа, встречающиеся в разных районах земного шара, являются последними представителями разных видов предыдущего человечества. Именно поэтому нередко их описания так серьезно различаются между собой. Это к тому же согласуется и с данными, что сами неандертальцы могли иметь несколько подвидов, а параллельно с ними, например, на Яве существовали совсем иные типы людей, не имевшие к неандертальцам никакого отношения.Следуя принципу дивергенции, когда близкие виды из-за конкуренции не могут жить внутри одного ареала, «йети» стали существовать как бы в противофазе к современным людям. Они живут в одиночку в отдаленных местах, ведут в основном ночной образ жизни, избегают встреч с людьми. Возможно, они не обладают речевыми навыками, как и неандертальцы древности, и передают информацию при помощи телепатической связи – не случайно все описания встреч с «йети» сопровождаются рассказами об ощущении приближения некоего непонятного ужаса. И это значит, что последние неандертальцы бродят где-то в затерянных местах и горах, избегая встреч со своим противником – современным человеком.Количество находок неандертальцев в Центральной Европе не велико относительно находок ранних кроманьонцев. Как показали расчеты Эрика Тринкауса и Бар-Йозефа, неандертальцев вряд ли когда-то насчитывалось более нескольких десятков тысяч человек. Вообще их было немного, а поэтому при резком изменении климатических условий, экологической катастрофе, столкновении с другими видами людей они действительно могли исчезнуть относительно быстро, В любом случае теория о том, что неандерталец занимает промежуточное положение между питекантропом и Homo sapiens, отвергнута.
Самая идея о параллельном человечестве оказалась шокирующей для многих специалистов, да и просто интересующейся публики. Объяснить это не сложно – чисто психологически человек считает себя исключительным Божьим творением. Они привык мыслить о себе в единственном числе как об окончательном «венце творения» – и здесь сказывается влияние богословских трактовок, получивших широкое распространение еще в 30-ые гг. ХХ в. под влиянием теолога и антрополога Пьера Тейяра де Шардена. Допустить существование «другого человечества», причем завоевавшего землю на сотни тысяч лет раньше, просто сложно, если не едва ли приемлемо для нашего сознания.

Но здесь есть еще один аспект проблемы – нравственный. Противники идеи «другого человечества» нередко называют ее «палеорасистской». Это же в известной мере и разрушает дарвиновскую теорию эволюции, рассматривающую путь человека как относительно ровную линию, где одни виды сменяют другие и где идет постоянный процесс накопления мутаций перед скачкообразным переходом.

И вновь мы упираемся в уже известную проблему – никакого современного эволюционного развития сегодня не наблюдается. Виды могут вымирать и окончательно исчезать из истории человечества, как и произошло с неандертальцами. Но появляться новые, увы, не могут. А легкость, с которой неандерталец покинул арену человечества, говорит о том, что человечеству на любом этапе угрожает опасность исчезновения. Для каждого этапа она разная – от изменений климата и экологических катастроф до массовых болезней. И нет никакой реальной гарантии, что этого не произойдет. Человечество по-прежнему – очень хрупкое творение. Как показывают исследования, мы абсолютно не изменились за последние тридцать-сорок тысяч лет, мы имеем то же строение тела, тот же объем мозга (в пределах среднестатистических колебаний), что и наши предки десятки тысяч лет назад. Никаких ни явных, ни скрытых изменений не происходит, нет никаких признаков мутаций и эволюционных изменений. Мы опять, как и в случае с австралопитеками и различными видами Homo, получаем просто вид, фиксированный в пространстве, не подающий никаких признаков стремления к эволюции. Этот вид просто возник ниоткуда и существует, ожидая своего закономерного ухода с исторических подмостков, как это уже случалось с нашими предшественниками.Откуда же тогда появились мы? Если неандерталец не являлся предком современного человека, а был лишь «параллельным человечеством» (что, в общем, сегодня уже не вызывает сомнений), то кто же дал начало кроманьонцам?

Сегодня не существует единого мнения, откуда пошли кроманьонцы.

А вот и мы Люди «большого скачка»: кроманьонцы

То, что, как считается, произошло приблизительно 40 тыс. лет назад, получило название «Большого скачка вперед» – на земле внезапно и как бы «ниоткуда» появляется кроманьонец, который с необычайной скоростью заселяет практически всю землю. Неандертальцы обитали локальными группами в Европе и, вероятно, в Азии, и в течение более чем 400 тыс. лет не завоевали больших пространств. Другое дело кроманьонцы, к которым, как принято считать, принадлежит все современное человечество. Они заселили весь земной шар в срок, в десять раз меньший, чем неандертальцы заселили лишь некоторые территории. Большой скачок вперед оказался по сути быстрым и весьма агрессивным завоеванием земли, в результате которого была выбита почти половина животного мира и стремительно исчезли последние неандертальцы.

И на этом этапе время чрезвычайно ускоряется. Подсчитано, что процесс развития Homo sapiens sapiens занял по времени меньше одного процента от всего предполагаемого эволюционного пути человечества, но насколько глобальные события произошли внутри этого одного процента и с какой скоростью они развивались! В течение пары тысячелетий было завершено одомашнивание животных и окультуривание растений.Ледник и новое человечество

Скорее всего, очередная смена человечества на земле объясняется серией микрокатастроф, происходивших на протяжении долгого времени. Здесь достаточно вспомнить и другое – предполагаемые причины вюрмского оледенения, длившегося почти 110 тыс. лет, во время которого и произошло таинственное исчезновение неандертальцев и столь же загадочное возникновение кроманьонцев. Как предполагают, его причинами стало незначительное изменение орбиты земли и наклон земной оси, в результате чего заметно увеличились морские течения у полюсов и изменилось содержание диоксид углерода, то есть углекислого газа в атмосфере.
Многие океанические, атмосферные и астрономические процессы приводят к резкому изменению климата земли, в тот момент – к похолоданию, которое началось около 110 тыс. лет назад. Этот период, названный вюрмским оледенением, закончился сравнительно недавно – около 10 тыс. лет назад. По времени оно совпадает с цепью других оледенений, например, с вислинским оледенением Северной и Центральной Европы, валдайским оледенением на Восточно-Европейской равнине и висконсинским в Северной Америке.

Многое изменилось на земле в этот период. В северном полушарии очертания суши и моря целиком трансформировались. Вода превращалась в лед, и уровень моря падал. В период наступления пика холодов – приблизительно 18 тыс. лет назад, когда толщина ледяного покрова в некоторых местах стала достигать 3 км, – уровень моря опустился на 120 м, обнажив километры суши. Исчез Берингов пролив, и Аляска соединилась с Сибирью.

Удар холодов естественно пришелся по неандертальцам в западной части Европы – удар могучий, от которого защититься было очень трудно. Только отступать и одеваться в шкуры. Климат менялся самым неожиданным образом, где-то он становился сухим и холодным, где-то его изменения проявлялись в постоянных атмосферных осадках и огромной влажности. В ряде мест наступало вечное оледенение. Как представляется, до этого неандертальцы жили на открытых местностях, строили убежища из веток и травы, наподобие шалашей, теперь же им пришлось перебираться в более надежные пещеры. А кто же действительно являлся предками современного человечества, до сих пор не известно, хотя по этому поводу высказано множество предположений. Но пока же в историческом плане мы остаемся «сиротами».

Самый агрессивный хищник

Впервые на земле появляется разумный двуногий хищник, располагающий для своего времени исключительным по своей убийственной силе оружием. Кроманьонец ловит на крючок, расставляет силки, нападает из засады, загоняет, метает камни из пращи и копья. Он не самый удачный охотник на крупного зверя, но он охотится часто и, вероятно, с большим удовольствием, поскольку непосредственной необходимости в постоянном убийстве себе подобных не было – леса вполне могли обеспечить всем необходимым, как они раньше обеспечивали других гоминидов. К этой порой необъяснимой тяге убивать мы еще вернемся, здесь же заметим, что ни австралопитеки, ни другие представители рода Homo не были охотниками, а некоторые даже не являлись и плотоядными.Кроманьонец приходит не столько как великий охотник, нередко именуемый в литературе «охотником большой игры», сколько как великий убийца, методично истребляющий многие виды животных. Жертвами кроманьонцев Северной Америки становятся мамонты, в Европе истреблению подвергаются шерстистые носороги и гигантские олени, в Южной Африке – гигантские буйволы и гигантские лошади, в Австралии – гигантские кенгуру [113, 41].

Вообще именно представители рода Человека, начиная еще, вероятно, с Человека прямоходящего, обладали какой-то болезненной склонностью к убийству себе подобных. Конечно, они были каннибалами и высасывали костный мозг. Но они также убивали и в борьбе за свою территорию.роятно, был зажат камень – голым кулаком проломить такую могучую защиту просто невозможно.

Люди убивали людей, люди травмировали людей, один вид уничтожал другой. Существует множество версий того, почему же разворачивались такие жестокие сражения. Но на самом деле нам так и не известны точно и до конца реальные причины такой взаимной ненависти. Были ли это битвы за контроль над определенным ареалом или борьба за добычу?оломов в костях черепа. А может быть, они сражались за самок?

Кроманьонцы водят в обиход весьма изощренные виды оружия, с которыми можно было выступать против крупных животных, например, метательные гарпуны, дротики, копьеметалки, наконец, лук со стрелами. Вполне вероятно, что их острия намазывались соком ядовитых или парализующих растений. Кроманьонцы отличались от неандертальцев и заметно увеличившейся продолжительностью жизни. Исходя из изучения костей, можно заключить, что подавляющее большинство неандертальцев едва доживали до сорока лет, многие из них даже не могли увидеть своих внуков. В отличие от них, первые кроманьонцы жили до шестидесяти лет. В неандертальских поселениях не было стариков, не было этих «концентраторов» опыта жизни племени, которые смогли бы его осмыслять и передавать молодым.Кроманьонцы стали охотниками и собирателями, в отличие от неандертальцев, которые охотились крайне редко. Впрочем, и кроманьонцы были не столь удачными охотниками и нередко ограничивались лишь павшим животными. Но они действительно обладали именно навыками охоты. Они создали поразительное пещерное искусство. Они покрывали сени рисунками из красной охры, которой, очевидно, придавали священный смысл по аналогии с цветом крови. У них был страх смерти – именно осознанный и переживаемый страх, а не инстинкт самосохранения, как у животных. Они сумели отделить мир видимый, внешний от некоего абстрактного, тайного и невидимого мира, который изображали на стенах пещер. Буквально следуя преданиям, изложенным у Геродота и у многих других историков, эта категория людей обладала способностью «поклоняться богам и приносить им жертвы» – и именно эта черта отсутствовала у более ранних видов людей.

Бог, наконец, создал себе верного слугу.

а какую важную подробность указываем.

Обычно, говоря о «различности человеков», имеют в виду этнические и расовые различия. Нередко на их основе и строят теории о генезисе людей, о разделении некогда единого человечества на расовые группы, либо изначального возникновения различных рас или этносов от разных групп человекоподобных предков. Однако порой такие рассуждения оказываются вообще неактуальными, поскольку упускают из виду действительно важную черту, на основе которой различается человечество.

Читайте также:  Доктор Стивенсон и его исследование случаев реинкарнации

Полиморфизм был подмечен еще в ту пору, когда Карл Ландстэйн доказал наличие различных групп крови у человека. У разных представителей одной и той же популяции, в том числе и у близких родственников, могут встречаться четыре различных группы крови. Если учитывать еще и наличие резус-фактора (соответственно, положительный и отрицательный резус), то различия в крови между людьми становятся еще более очевидными. Более того, так называемая «колониальная антропология» разделила человечество на 450 различных рас, и в своих теориях во многом опиралась на различия, в том числе и в группах крови человека.Обратим внимание на одну важнейшую особенность: различия в группах крови и в совместимости тканей оказываются значительно более существенным для жизни человека, чем расовые различия. По сути, именно они, а не этнические различия, и составляют «витальную» часть диверсификации человеческих групп. При переливании крови, положим, от жителя Баварии к японцу с Хоккайдо, меньше всего будут учитываться их расовые различия, но больше всего совместимость групп крови и резус-фактор.

Болезни – результат адаптации к условиям жизни

В конце 90-х гг. ряд крупнейших исследовательских центров выступил с серьезными заявлениями: целый ряд болезней напрямую связан с этническими и расовыми признаками. И, как следствие, было бы правильным под каждую конкретную этническую группу подбирать свой набор лекарств. Это произвело эффект разорвавшейся бомбы. Общество, которые столь долго и упорно выступало за абсолютное равенство всех рас, вдруг заявляет, что различия между расами имеют генетические свойство! И еще это означало, что различия между людьми определены значительно более глубокими факторами, нежели адаптация под климатические условия проживания. Есть окончательно не подтвержденные, но интересные данные, что организм афроамериканцев плохо реагирует на некоторые сердечные лекарства и, как следствие, для них надо составлять особые фармакологические композиции – в некоторых штатах появились даже средства с особой надписью на упаковке. Впрочем, многие специалисты считают это не более чем рекламным трюком для завоевания чернокожих клиентов. Тем не менее хорошо известна непереносимость среди многих народов Африки и Азии молочных продуктов, поскольку в их организме отсутствуют соответствующие ферменты, ответственные за расщепление этих продуктов. Так значит ли это, что, разделяя людей по расам, мы, таким образом, говорим, например, об особенностях их реакции на различные виды лекарств, а также о подходящей для них пище?

Большинство штаммов вируса ВИЧ-1, который и вызывает СПИД, связывается с рецептором CCR5, чтобы получить доступ внутрь клетки. Не находя его, вирус не может «поселиться» в организме. Таким образом, люди, которые испытывают недостаток в рецепторах CCR5, являются устойчивыми к ВИЧ-инфекции. Этот поразительный полиморфизм в гене рецептора CCR5 найден почти исключительно среди жителей северо-восточной Европы. Причем разные виды полиморфизма CCR5 по-разному проявляются у разных групп населения. Некоторые виды полиморфизма не предотвращают заражение организма, но заметно уменьшают возникновение СПИДа и количество смертельных случаев, в других же случаях лишь замедляют развитие заболевания. Но и один и тот же вид полиморфизма может по-разному отражаться на разных группах населения. Например, один вид полиморфизма заметно замедляет болезнь или может вовсе предотвратить ее у выходцев из Европы, но, наоборот, ускоряет развитие СПИДа среди выходцев из Африки. Вообще именно наши предки «виноваты» во многих наших болезнях, например, как предполагается, даже в диабете и гипертонии [74, 1166–1170]. В частности, группа ученых во главе с Нейлом Ришом из Стэндфордского Университета считает, что расовые различия все же имеют влияние на развитие целого ряда болезней в организме человека. Так, было установлено, что количество осложнений от диабета второго (более тяжелого) типа заметно зависит от того, к какой этнической группе принадлежит человек.
При развитии подобных болезней полиморфизм имеет очень большое значение, а поэтому установление действительного происхождения человека может заметно повлиять на успешность его лечения, но в каждом конкретном случае это сделать очень затруднительно, если едва ли возможно. Теоретически, если бы была возможность провести генетическое исследование всех людей, то можно было бы установить не только, каким заболеваниям подвержен индивид, но и как его лечить и как уменьшить риск развития тех или иных недугов.
И здесь же становится понятным происхождение тех болезней, которые считались «этнически обусловленными». Связаны они, конечно, не с этносами, а с древнейшим происхождением самых разных групп людей, которые могут и не догадываться о том, кто же был их действительными предками. Такие мутации явились результатом активизации защитных функций против болезней, которые встречались во вполне определенных точках планеты. Поэтому выходцы из Африки действительно чаще болеют серповидной анемией, а европейцы – кистозным фиброзом. Но мы говорим лишь о том, что изначально предполагалось: люди происходили из разных центров, и не «планировалось» их переселение и активное смешение. Что-то нарушило эту божественную логику развития.Часть восьмая

Здесь кто-то побывал до нас…

Если с различными видами людей кажется, в общем, все более-менее понятно, то существуют значительно более загадочные находки, которые на первый взгляд просто целиком разрушают представления обо всех возможных сроках существования человечества. Да можно ли поверить, что какие-то люди обитали на земле не 6, а 60 млн лет назад? Или даже 125 млн лет назад? В это трудно поверить – практически невозможно. И самой главной преградой на этом пути является, прежде всего, наше сознание. Оно решительно отказывается верить в подобные масштабы существования людей на земле!Цикличность человечества

Есть теория и есть ее практическое воплощение. И если теория предполагает, что разные виды гоминидов должны каким-то образом переходить один в другой, то практика этого не подтверждает. Скорее она говорит об обратном: вид одного из представителей Homo существует на земле весьма протяженное время, а затем просто исчезает, как бы выработав свой ресурс. И существует этот вид параллельно с другим, которому также предначертано исчезнуть.И, как представляется, смена одного человечества другим протекает по типу циклов. Нынешний цикл развития человека составляет либо 3,5 млн лет, если считать от австралопитеков, либо 1,5 млн лет, если вести отсчет от появления первых представителей рода Человека. Но, кажется, на земле были и другие циклы. Кто существовал здесь до нас, десятки тысяч, а то и миллионы лет назад. Так же, как и в нашем цикле, виды по неизвестным причинам биологически «активизировались», выходили на историческую арену, держались на ней сотни тысяч лет, а потом уходили. Многие из них оставляли после себя развитую культуру, подобно неандертальцам, другие не достигали пиков культурного развития, но задерживались в этом мире на миллионы лет, как Человек прямоходящий или Человек умелый.

Но были и другие циклы, не «наши», в которых жило совсем другое человечество. И это человечество также создавало свою культуру, развивалось и однажды исчезало. Оно оставило после себя очень мало следов – время «съедает» любые костные останки, любые следы человеческой деятельности, особенно если речь идет о миллионах лет.

Сначала поговорим о недавних циклах.В 1972–1973 годах группа экспертов из геологической службы США, используя разнообразные независимые методики датировки, установила, что возраст слоя, в котором были найдены эти орудия труда, составляет около 250 тыс. лет. Но по всем официальным версиям, человек появился на американском континенте 12–15 тыс. лет назад. Более того, это противоречит и общей концепции появления человека современного вида. Либо люди современного вида здесь появились значительно раньше, либо обитателями юга Мексики 250 тыс. лет назад были совсем другие люди, но с развитой культурой. [160, 114].В большинстве своем человеческое мышление очень консервативно. Консервативность помогает нам нередко спасти самих себя от потрясений, ставит некий порог против того, что наш разум не способен адекватно воспринять и осмыслить. Научное мышление, несмотря на парадоксальность многих открытий, нередко еще более консервативно, чем мышление обычное, так как вынуждено постоянно строить некоторые схемы, гипотезы и предположения, а это, в свою очередь, требует определенной логики схем и определенности.гого, миграции человечества и расселения его по всему земному шару.

Все, что вызывает либо неопределенность, либо нарушение сравнительно устойчивой схемы, отбрасывается почти автоматически. Именно таким образом были «забыты» обнаруженные в 1938 г. профессором В. Барроу человеческие следы, которые он датировал 250 млн лет. Также были отодвинуты в область популярной литературы и фантастики артефакты человеческой деятельности, датированные десятками миллионов лет.Очевидно, что на земле существуют циклы существования разных видов человечества, которые сменяют, дополняют или вытесняют друг друга. Не исключено, что древнейшие виды людей существовали и 15 млн, и 25 млн, и 60 млн лет назад – именно им принадлежат многие необычные находки, которые были буквально «вымараны» из официальной истории человечества.

Каждый из таких больших циклов включает несколько видов человечества, живущих на сравнительно компактном промежутке времени. Например, очевидно, что неандертальцы и мы принадлежим к одному и тому же циклу. Внутри этого большого цикла, обычно длящегося несколько миллионов лет, существуют и малые циклы, соответствующие жизни конкретных видов человечества, например, отдельного вида Homo erectus или Homo sapiens. В конце каждого и малого, и большого цикла конкретный вид человечества или все человечество в целом уходит с арены истории, «обнуляется» абсолютным образом, и наступает период нового цикла. Человеческий вид просто исчезает – и всё. Он уносит с собой и свой характер цивилизации, и свои достижения, и формы организации общества. Другое человечество создаст позже уже свою цивилизацию, иногда очень похожую, иногда абсолютно отличающуюся от предшественников. Но, самое поразительное, технологический и интеллектуальный уровень развития этой цивилизации не будет иметь никакого отношения к общему возрасту жизни нового вида человечества. Весьма «примитивные» цивилизации тех, кого мы называем Человеком прямоходящим (на самом деле это были разные виды людей, живущих в разных частях мира), просуществовали на земле миллионы лет, в то время как неандертальцы, казавшиеся более «прогрессивными», сгинули значительно быстрее. И совсем недолго существует на земле наш, современный вид человечества… Так что никакой прямой зависимости между тем, что мы называем «уровень развития цивилизации», и продолжительностью существования вида не существует.

Обычно мы априорно полагаем, что развитие сознания обязательно должно реализовываться в создании «материальных благ», считая, что человек прежде всего должен направлять свои силы на обеспечение элементарных условий жизни, улучшение питания, изготовление орудий труда и т. д. На самом деле мысль отнюдь не бесспорна. Разве блестящий мыслитель, философ не по профессии, но по призванию, чей мозг работает зачастую непостижимым для нас образом, пытается объективизировать свои размышления в изготовлении механизмов и орудий? Разве он вообще что-то обязан делать? В данном случае творчество несопоставимо с понятием производительности труда. Работа духа производит много больше, но одновременно и много тоньше, неуловимее, нежели физическое действие. Проще говоря, духовное развитие и осознание мистического опыта внутри себя – кстати, черта, присущая лишь человеку, – могут никак не отпечататься для дальнейших исследователей. Или, скажем по-другому, отпечататься лишь в духовном импульсе, который в виде тайного знания передается и до сих пор. Если вдуматься, эта «память» намного более надежна, чем черепки и останки костей, ибо она несет суть того этапа развития человечества. Но то, что для протоцивилизации было естественным, каждодневным и нормальным, для нас превратилось в тайное и эзотерическое, доступное лишь в моменты высших откровений.

Мы – совсем другая цивилизация по своему характеру. Прежде всего, наша цивилизация имеет очень яркие черты. Прежде всего, человечество расселилось по всей земле, воспользовавшись благоприятным моментом, в том числе и хорошими погодными условиями и дрейфом материков. Во-вторых, мы обладаем яркой технократичностью цивилизации – строим механизмы, развиваем комфортность жизни.

Мы живем городами и поселениями, где возводим не только большие дома, но и храмовые комплексы, стены и крепости. Именно они и сохраняются через тысячелетия после того, как люди покидают эти места, – достаточно вспомнить крито-микенскую или древнеегипетскую цивилизации. А если бы таких построек не было, то обнаружить небольшое поселение, которое, скажем, селилось в соломенных хижинах, было бы просто не возможно. Все это истлевает за тысячелетия, не говоря уже о десятках и сотнях тысяч лет. А как жили люди миллионы лет назад? Десятки миллионов? Ведь если нет технократической цивилизации, то ничего и не остается от нее.Существуют по меньшей мере два возможных варианта развития событий.

Вот первый. Человечество начало свое развитие (возможно, именно эволюционное становление) сотни миллионов лет назад. Именно такой возраст дает возможность очень медленного и плавного развития от самых примитивных форм сознания к высокоразвитым формам, которыми мы обладаем сегодня. Как такового эволюционного «скачка» не происходит, хотя эволюционный механизм работает с необратимостью, однако изменения происходят столь медленно, растянуты на несколько сот миллионов лет, что их практически невозможно заметить. Равно как и невозможно обнаружить и переходную форму, т. н. «недостающее звено», поскольку в этой цепочке, постоянно ветвящейся и нередко заходящей в тупик, каждый индивидуум является переходным звеном.

Примечательно, что многие древнейшие религиозные и оккультные системы измеряют существование мира и человечества колоссальными по своей продолжительности периодами времени. Например, в индуизме и буддизме речь идет о кальпе – временном отрезке, равном нескольким миллионам лет. В частности, во многих текстах Трипитаки («Три корзины наставлений» – буддийский канон) рассуждается о Буддах и мудрецах, которые жили десятки и сотни кальп назад. Кальпа обозначает «один поворот колеса времени», каждая кальпа включает в себя разрушение мира огнем, водой и ветром, затем период стабильности, постепенного возрождения и развертывания мира. В течение кальпы происходит творение и уничтожение мира. Кальпы состоят из четырех юг. Обычно вся совокупность четырех юг составляет 4,320 млн лет, а его последний отрезок – кали-юга – составляет 432 тыс. лет. В древней индуистской мифологии под кальпой подразумевались космические «сутки» Брахмы, равные 8640 миллионов лет.А вот второй вариант. Человечество имеет разрывы в своем развитии. По природе своего развития оно циклично, умирает и рождается, как птица феникс. Если мы допускаем, что многие виды гоминидов могли быть тупиковыми ветвями, то могли быть и целые тупиковые цивилизации. В частности, такой тупиковой цивилизацией, скорее всего, следует считать неандертальцев, которые целиком исчезли с лица земли.
Цивилизации не обязательно должны были развиваться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *