Эли Эшер Людены

Автор: | 15.01.2016

Эли Эшер Людены или Великая Октябрьская Социалистическая Контрреволюция

Цзы-лу спросил: «Вэйский правитель намеревается привлечь вас к управлению [государством]. Что вы сделаете прежде всего?»
Учитель ответил: «Необходимо начать с исправления имен».
«…Если имена неправильны, то слова не имеют под собой оснований. Если слова не имеют под собой оснований, то дела не могут осуществляться».
Конфуций «Лунь юй», глава 13 «Цзы Лу…»
Источник: http://lib.rus.ec/b/348536/read

Предисловие

Вы держите в руках книгу по марксизму…
Вы уже очнулись? Так вот, не по тому марксизму, который вы изучали в школе, а тому, каким он стал бы в XXI веке не будь он бессовестно затерт и превращен в набор мертвых догм во времена СССР.

В 1985-м году, когда я поступал в аспирантуру (нет, не по общественным наукам, по математике — да, еще один математик с оригинальными теориями), мама наняла мне репетитора по всеми ненавистному и опаснейшему предмету — марксизму. Поскольку вступительный экзамен — это серьезно. И я встретился с человеком, который предподавал марксизм, понимал его, и верил в него, и при этом отнюдь не являлся клиническим случаем. Я был изумлен. Это ж надо, теория, которая объясняла все то вокруг, о чем советская интеллигенция возмущалась на кухнях и разводила в недоумении руками, именно такая теория все это время была у меня под носом! Хуже того, меня ее заставляли учить чуть ли не из-под палки, и я относился к ней как француз времен де Артаньяна к молитве в церкви на латыни — непонятно, и слава Богу!

Воодушевленный как и весь советский народ начавшейся гласностью, я послал статью, объясняющую что же происходит, в «Новый Мир». Ха. Ха. Ха. Последовательный марксист мог бы и догадаться, что средства массовой информации всегда служат правящему классу. Даже при гласности. Так что я хотя, конечно, и имел много публикаций, но на совсем другие темы. Книжку, которую вы держите в руках или читаете на экране, равно как и идеи, изложенные в ней, так в двадцатом веке опубликовать и не дали.

Когда память начинает восстанавливаться — это первый признак выздоровления. В тот-то дело, что «нутром» мы всегда чувствовали, что нас обирают. Вот только сказать, да доказать это научно не могли. Так уж вышло, что единственная наука, которая могла это объяснить и доказать — тот самый марксизм — была настолько дискредитирована мощнейшей поддержкой власти, что ее просто никто не воспринимал всерьез. Неглупо, очень неглупо со стороны властей, не правда ли?

Что-то еще? Все равно не кажется убедительным? И правда, чтобы эта власть нас, таких умных, да так надула? Как младенцев. Хуже, как марионеток. В это действительно трудно поверить. Я вас обрадую, дальше будет хуже. Когда вы прочитаете кто, и как, и почему устроил перестройку, вы будете себя чувствовать точно так же, как я, когда понял это первый раз. То есть, полными идиотами. Это ничего, это пройдет. Главное — что вы это поймете, а многие — нет. Хорошо кто смеется последним, а у нас надежда еще есть.

Социалистические Штаты Америки

Вы, наверное, уже догадались, о чем пойдет речь. Ну, да, никакого капитализма в Америке сейчас нет. А вы как думали? Кстати, об этом на коммунальных кухнях тоже говорили, и тоже не воспринимали себя всерьез. Но хватит голословных утверждений, и займемся фактами. Просто сравним ключевые признаки капитализма, социализма (он же бюрократия, он же «пролетарский строй») и того, что имеет место в Америке.
Критерий 1. Правящий класс.

Капитализм: капиталист, владелец денег, вложенных в производство или торговлю, получающий прибыль за счет этого.

Социализм: управляющий, чиновник, менеджер, не владеющих средствами производства, но распоряжающийся ими.

Америка: корпоративный менеджмент, обычно не владеющий фирмами, которыми он управляет.

Критерий 2: Эксплуатируемый класс

Капитализм: пролетарии-рабочие, интеллигенция является невнятной прослойкой.

Социализм: наемные работники — «нерушимый союз рабочих, крестьян, и народной интеллигенции»

Америка: наемные работники — рабочие (промышленные, сельхоз, сервис) и специалисты («knowledge workers» — инженеры, аналитики, медперсонал….)

Критерий 3. Средствами производства владеют…

Капитализм: отдельные капиталисты и их товарищества.

Социализм: общество в рамках предприятия, страны, или мира (в теоретическом идеале).

Америка: миллионы мелких владельцев акций, как правило через сберегательные инвестиционные и пенсионные счета. Именно поэтому падение рынка ценных бумаг и крах Энрона так тяжело повлияли на пенсионные сбережения людей.

Критерий 4. Богатство, дающее возможность присвоения прибавочного продукта…

Капитализм: деньги.

Социализм: сетевые связи в элите, высокая позиция в управлении большой компании, значительные ресурсы хоть и не в собственности, но под контролем.

Америка: сетевые связи в элите (помните, почти все президенты США второй половины двадцатого века — это выпускники двух университетов, почему бы это?), позиции CEO, CFO, президента компании, в качестве синекуры — место в панели директоров богатой компании.

Критерий 5. Обязанности государства (помимо защиты от внешней агрессии).

Капитализм: содержание эксплуатируемого класса в подчинении.

Социализм: управление экономикой, обеспечение минимальных жизненных потребностей всего населения, обеспечение стабильности строя.

Америка: поддержание экономики, обеспечение минимальных жизненных потребностей даже беднейшего населения, обеспечение стабильности строя.

Нужно продолжать? Собственно наличие в Америке социализма само по себе не так интересно. Интересно то, что совместно с СССР Америка вплотную приблизилась к следующему социальному строю, о котором мы будем говорить дальше в этой книге. И испытывает во многом схожие проблемы. Но опять же, это — потом.

Примечание 2011-го года: Теперь уже можно привести и примеры. С 2000-го года в Америке последовательно прошли кризисы домкома, коммуникаций, энергетики, автомобилестроения, банковской и страховой отрасли, причем что характерно, по тем же причинам, что и российская перестройка — некомпетентности и узкого горизонта высшего руководства. Вот только благодаря корпоративному, а не государственному социализму, США способны ломаться и перестраиваться по частям, а не целиком. Да и бомбы национализма никакие ульяновы под них никогда не подкладывали.

Теперь посмотрим на изменения производительных сил, которые имели место в двадцатом веке. Сначала посмотрим на средства производства — орудия труда. Что в них изменилось? Каким одним словом можно охарактеризовать это изменение? Конечно, они стали эффективнее и производительнее, но сама по себе производительность росла всегда. А что нового случилось с ними? Они стали сложнее. Причем сложнее на порядок.

Станок с программным управлением имеет два глубоких последствия для рабочей силы:

Во-первых, он требует настройщика, который должен иметь значительно лучшее образование, нежели промышленный рабочий начала двадцатого века. К тому же он создает рабочие места для инженеров, дизайнеров, и кучи других людей с университетскими дипломами, которые необходимы, чтобы его создать.

Во-вторых, он заменяет собой десяток старых станков, и соответственно унижтожает рабочие места тех промышленных рабочих начала двадцатого века, кто на них работал, а также зачастую и еще менее квалифицированных подносчиков деталей, помощников и т. д.

То есть изменяется структура рабочих мест. Помните, что происходит при осушении болота? Исчезают лягушки, появляются мыши-полевки. Исчезают цапли, питавшиеся лягушками, появляются совы, питающиеся мышами-полевками. Есть еда — есть вид, нету еды — нету вида.

Что это означает в случае с людьми? Есть рабочие места — есть представители соответствующего класса, нет рабочих мест — нет людей, которые зарабатывают на жизнь этим способом.

Значит, что происходит? Исчезают рабочие места для пролетариата. Появляются рабочие места для настройщика, который вроде бы и рабочий класс, хотя и не совсем, по крайней мере должен иметь значительно лучшее образование и настраивать станки не серпом и молотом. Появляются рабочие места для совсем уж не пролетариев, а вообще какой-то невнятной «прослойки», как выражались классики. Да еще прослойки, жизненно важной для цикла существования орудий труда.

Вы уже догадались, что происходит? Ну, да, настройщики и инженеры составляют на самом деле новый, постпролетарский класс.

Не питайте впрочем иллюзий, эксплуатируемый класс.

Обнаружил ли кто появление нового класса? Да, обнаружил. В 2002-м году вышла книга «The Rise of the Creative Class»[20] ставшая бестселлером. Это, конечно, куда позже 1985-го года, но тем не менее появление нового класса также не является теперь тайной за семью печатями или мнением отдельного человека. Эта книга приводит интереснейшие данные по демографии США в отношении пропорции старого рабочего класса (промышленные рабочие и работники сферы услуг) и то, что она называет «созидательным классом». Согласно этой статистике в 1999 году в США новый класс составлял 30 процентов населения, при том что традиционный промышленный рабочий класс составлял только 26 %[21]. Забавно, что в своей статье 1985-го года я называл новый класс «демиургами», что в общем, именно «созидательный» и означает.

Читайте также:  Нарты жили очень долго: многие больше тысячи лет

Увы, с нынешним опытом, мне уже очевидно, что те, кто смогут управлять «демиургами» будут еще более сильными, умными и хищными, чем те, кто сумел оседлать пролетариат.

Поэтому дальше в этой книге мы этот новый «креативный» класс так и будем называть — людены.

А как же назвать тех, кто сможет их эксплуатировать? Ну, если людены — играют, а играют обычно дети, то подчиняться они, понятное дело, будут родителям. И вряд ли эти «родители» будут добрые как мамы. Так что получаем, pater, а поскольку не родной отец, то получаем что-то вроде крестного отца или еще лучше, патрона (patron), а поскольку это будет связано еще и с властью, то получается в общем что-то вроде патрарха. Тоже не очень, к тому же не называть же их «патрократами», народ ведь не поймет давайте в рамках этой книги остановимся на патрархах, а язык и история потом разберут как их называть.

Теперь осталось назвать строй, при котором людены будут создавать прибавочный продукт, а патрархи его присваивать. А поскольку строй всегда называется по правящему классу, то название получается патрархия.

Да и правда, класс-то уж больно хорош. Все умные, образованные, профессиональные, каждый в своей области знает и может то, что людям предыдущих формаций и не снилось… Ну просто как кроманьонцы по сравнению с питекантропами. Можно сказать, истинные цари природы.
Портрет людена — «ты — начальник, ты — дурак!»

Теперь, когда все это выстроено в ряд, можно заметить определенные закономерности в развитии производственного процесса, равно как и процесса эксплуатации.

Патрархи — те кто же может справиться?

Опять же, на данный вопрос пока что возможны лишь спекуляции. Как это будет реально, никто не знает. Но есть некоторые предположения.

Для тех, кто пока что еще не согласился со мной, что общественный строй в Америке является социализмом, может показаться странным то, что именно теоретики американского менеджмента не только заметили новый класс (пусть даже и как «прослойку»), но и уже выработали некоторые идеи управления им.

См. в библиографии с [13] по [35].

Каковы же их выводы? Прежде всего, говорят они, новый тип работников сам знает, что надо делать. Менеджер не может им указывать, нужна в конкретном месте схемы емкость на 10 микрофарад, или на 30, и нужна ли она там вообще. Это работник знает сам, куда лучше чем менеджер, и более того, именно для того его и нанимали. То есть, по старым пролетарским меркам самое милое дело было бы прикрикнуть, да приказать поставить вместо нее сопротивление на 20 ом, но вот ведь беда — работать результат, увы, не будет.
В принципе, менеджер может сказать «Сделаешь схему, которая работает, получишь премию, не сделаешь — будет бо-бо». Опять же в принципе, это с люденами работает. Но недолго. Для начала, премий на всех не напасешься. А если делать бо-бо слишком часто, то даже при нынешнем (начало двадцать первого века) рынке труда в Америке можно оказаться без работников. То есть, социалистические работники найдутся всегда, вот только они и без приказа будут ставить сопротивление в 20 ом, а вам нужно, чтобы схема работала.
Вторая проблема с таким подходом состоит в том, что люденам при такой постановке вопроса быстро становится скучно, а скучающий люден — это страшная разрушительная сила. Вы, наверное, заметили, насколько больше стало компьютерных вирусов после того как в результате проблем в экономике много программистов потеряло работу? И это только случаи прямого вредительства.

Упомянутые американские гуру по менеджменту не расписывают эти проблемы столь детально — слишком уж негативно это звучит. Зато они предлагают свое решение проблемы.

Ну, нельзя, говорят они, принудить новых работников к творчеству. И нечего стараться. Нужно просто не принуждать, а вдохновлять. Новый менеджер должен быть не командир, а лидер. Он должен не приказывать, а воодушевлять и вести за собой. Задача нового менеджера, говорят они, вовсе не контролировать каждый шаг, а указать на светлую цель, показать чем она хороша для исполнителей, будь то коммунизм или золотые горы, вдохновить на ее достижение, а уж с достижением цели людены и сами справятся. В соответствии с этим и рекомендации оказываются уже совсем другими:
Искать нужно людей, которые сами жаждут делать то, что тебе нужно. Мир велик, найти можно, а эффект будет громадный. Скажем, если ваша фирма производит суперсовременные унитазы, все равно найдется какой-нибудь страдалец, который оценит эту задачу как величайшее благо для человечества, и сочтет ее достойной того, чтобы потратить годы своей жизни.

Группа должна строиться не по принципу «стада», которое пассивно идет куда его гонят, а по принципу «стаи», которая следует за вожаком, и способна сама справиться с возникающими на дороге проблемами. Лозунг «lead the pack» упоминается чуть ли не в каждой книге по корпоративному менеджменту в Америке.

Надо выдвигать вперед лучших людей и избавляться от худших, постоянно следя за «здоровьем» своей «стаи». Заодно, безжалостное исключение слабейших вызывает в люденах тот сорт страха, который действует на них эффективно.

Выдвигая альфа-людей (по аналогии с крысиными стаями с их «альфами», «бетами», «гаммами», и «омегами») нужно давать им ясные и четкие задачи, а дальше требовать, чтобы остальное они делали сами. Тогда лидер имеет возможность сконцентрироваться на вопросе, действительно важном для него — как остаться лидером.

В общем, стандартный набор рекомендаций для вожаков крысиных стай, главарей бандитских шаек и религиозных вождей.

На самом деле, есть и третий, более привлекательно выглядящий путь. Если людены — это «играющие», то лидер люденов может быть в роли похожей на пионервожатого, организатора игры, ведущего телешоу. Этот способ во многом схож с предыдущим, но без негативного оттенка. Кстати, именно он приносит наилучшие результаты. Проблема в том, что менеджеров способных его осуществлять слишком мало для современной экономики. Поэтому фирмам часто приходится довольствоваться менеджерами второго, а то и первого типа.

В общем, пока что видно три возможных пути управления люденами:
* Эволюционное развитие социалистических методов управления;
* Лидерство волчьей или крысиной стаи;
* «Пионервожатый», «заводила», ведущий игры.

Трудно сказать, какой из этих трех подходов победит.

Портрет патрарха — право вождя.

Итак, можно предположить, что патрарх будет:
* Уметь мыслить стратегически, видеть большую картину, и видеть как действия тех или иных людей ложатся в эту картину.
* Не хуже Карнеги уметь влиять на людей не имея над ними никакой формальной власти. И тем более вдохновлять людей, над которыми у него есть формальная власть.
* Разбираться в людях, и уметь отличать талантливых людей от всех остальных. Видеть сильные и слабые стороны людей, уметь использовать сильные стороны не задевая или компенсируя слабые.
* В прошлом быть люденом или очень талантливым социалистическим менеджером. В конце концов, социалистический менеджмент даже на Западе вырос в основном именно из класса наемных работников, а вовсе не капиталистов.
* Лидером, а не надсмотрщиком; направлять, а не приказывать; доверять, а не следить за каждым шагом; и давать значительную свободу в выполнении заданий.

Конечно, это опять же, то что видно сейчас. Когда (и если!) мы перейдем к новому строю, мы увидим, как это все будет в реальности.

Развитие уровней мышления — будущее за статегичискими руководителями потому, что и людены абстрактно мыслят но только в узкой, конкретной области, что их опять делает слугами.

Как сохранить власть. А ведь с новым созидательным классом — люденами, все еще проще. Позакрывай НИИ, КБ, институты, прекрати подготовку новых специалистов, и вот уже и нету нового класса. Конечно, страна тут же скатится назад и станет неконкурентоспособной. Зато никаких революций, никаких смен общественного устройства, и власть остается у правящего класса. Пахнет знакомо? Похоже, что в советском руководстве имелись последовательные марксисты…

Читайте также:  Пришельцы государственной важности

Большинство американцев до сих пор уверено, что это именно они выиграли холодную войну.

Эта гипотеза в основном опирается на привычку людей не додумывать до конца, что же им говорят. Да, вроде бы СССР вынужден был разрабатывать новые виды вооружений и содержать громадную армию. Но что означает, «не выдержал»?

Те, кто говорят, что СССР пытался сделать свою программу «звездных войн» и ее-то и не выдержал, просто не знают о чем говорят. Жить тоже было где, не слишком хорошо, не слишком уютно, не очень комфортно, но было. Медицина вообще была великолепная. Да, врали что плохая, но я-то теперь в Штатах живу, есть с чем сравнивать. Это молодежи, которая не в курсе, можно врать, а я просто помню.

Что еще нужно человеку для выживания? Да, в общем-то ничего. А СССР поверх этого давал бесплатное образование, и еще кой-каких удобств да пряничков сверху. Так кто же и чего же не выдержал?

Давайте взглянем на некоторые события перестройки еще раз.
В Восточной Европе одна за другой происходят «бархатные революции» — без жертв, без крови, как будто и нету стоящих там же советских войск, которые могли бы утопить все эти новые демократии в крови просто за одну ночь.

Восточная Германия отдана Западу даже не в результате революции, хотя бы и бархатной, а по соглашению с СССР.
Фарс ГКЧП приводит к развалу СССР. Весь мир недоумевает почему страшные коммунистические «путчисты» не сделали того, что демократ и либерал Ельцин сделал два года спустя в 1993-м году, когда расстрелял из танковых орудий и утопил в крови восставший против его произвола парламент страны.
Я не привожу другие факты, которые менее очевидны неспециалисту, но даже еще более вопиющи для того, кто понимает их смысл, такие как сознательное разбалансирование товарно-денежных отношений в середине 80-х путем создания способов превращения безналичных денег в наличные. Даже без них видно невооруженным глазом, что элита вовсе не пыталась ничего «перестроить», элита увлеченно и совершенно в открытую демонтировала советский строй.

Не надо лгать, не надо притворяться, надо быть слепым, чтобы не видеть — советский строй был разобран изнутри той самой элитой-бюрократией-номенклатурой, которая вроде бы от него больше всего и выигрывала.

Попросту говоря, с превышением критической массы люденов в обществе (вызванном структурным изменением производительных сил в связи с повышающейся наукоемкостью производств и соответствующим увеличением рабочих мест для образованного класса) методы управления социалистического менеджмента (массовые репрессии, террор, страх и, главное, пропаганда) перестали работать. Страна потеряла управление. То есть не все управление, контроль над армией, органами, бюрократическим аппаратом, средствами массовой информации — это пожалуйста, а над экономикой — увы!

Кстати, насчет эффективности пропаганды. Где-то в 80-ые мне довелось прочитать занятное исследование. Так вот, исследование это проводило сравнение эффективности пропаганды и рекламы на разные слои населения.
Оказалось, что у сельского жителя первой реакцией является недоверие, но если он слышит одно и то же много-много раз, то недоверие постепенно сменяется доверием и утверждение начинает восприниматься как абсолютная истина.

У рабочих практически отсутствовал начальный этап недоверия, зато степень доверия быстро достигала некоторого насыщения, и больше не росла.

У образованного класса картина была прямо скажем парадоксальная. Они верили с первого раза, если объяснение имело смысл. Со второго начинали сомневаться. С третьего, начинали сильно подозревать, что их обманывают. Вот такой вот расклад. Ну как с такими «уродами» методами социалистической пропаганды управиться?Сомневаются.

А чтоб кубарем не полететь, душить производительные силы пришлось плавно и нежно, и основательно мороча голову тем, кто являлся частью этих самых производительных сил, по крайней мере до поры до времени.

А какие цели должен преследовать социалистический правящий класс, желающий предотвратить приход к власти люденов и патрархов? Да еще вооруженный марксизмом? Верно, обеспечить деградацию производительных сил до уровня, который позволяет сохраниться социализму. А теперь посмотрим, что достигнуто в результате перестройки и сокрушительной победы демократии:

Обязательное среднее образование практически отменено, новые поколения россиян входят в жизнь полуграмотными. Откровенно говоря, это даже перебор, поскольку социализм нуждается во всеобщем среднем образовании. Недаром оно является нормой и в Америке, и в Западной Европе.
Научно-технический потенциал успешно уничтожается. Отраслевая наука практически исчезла, новое поколение не подготавливается, кафедры университетов «стареют».

Новое «высшее образование» часто является фикцией и приходится на области знания, которые в масштабах страны (за вычетом Москвы, Петербурга, и нескольких крупных городов) могут рассматриваться скорее как казус — бизнес, экономика, менеджмент.Так как это не наука, а набор инструкций.

Но все это еще, так сказать, «семечки» по сравнению с:

Высокотехнологичные производства исчезают. Гражданское авиационное строительство практически исчезло. Призводство автомобилей, бытовой, видео и звукотехники, если и существует, то в основном в форме сборки. Военное производство, где раньше были сконцентрированы наукоемкие работы, ничтожно по сравнению с довоенным, пардон, доперестроечным уровнем. Единственное заметно увеличивающееся производство этого сорта — офшорное программирование для западных компаний — сконцентрировано в Москве, Петербурге и Новосибирске, и как бы оптимистично на это ни глядеть, вряд ли может заметно компенсировать потери в остальных отраслях.

Последний фактор является на порядок важнее всех остальных, поскольку он действует немедленно и массово. Потеря науки — это еще одна национальная трагедия, но в конце концов нам не впервой учиться у «немцев», а вот исчезновение низшего и наиболее массового слоя люденов — высококвалифицированных рабочих и промышленных инженеров, это влияет на классовое распределение населения немедленно, возвращая народ под контроль пропаганды и средств массовой информации.

И не так уж важно, что пропаганда теперь раскрашена в другие цвета, для правящего класса важно что она действует.

3–4 октября 1993-го года произошел конечный этап Великой Октябрьской Социалистической Контрреволюции, целью которой было удержать власть бюрократического менеджмента ценой национальной целостности и независимости. Да, они служат Америке за деньги, но чиновники всегда служат за деньги и власть, это их натура. А Америка, как мы уже разбирались — страна социалистическая. Стало быть кому они служат? Мировая социалистическая система вовсе не намерена благодушествовать и допускать появление независимых капиталистических анклавов, тем более что с капитализмом она бороться способна, умеет и любит. Вот капиталистическое вкрапление в социалистическую систему — это пожалуйста, если выгодно. Скажем, для того чтобы эксплуатировать рабочую силу в Малайзии или Гватемале.

Несмотря на грядущие проблемы, в чем-то Америка находится в преимущественном положении по сравнению с СССР. Во-первых, каким бы ни было правительство США — демократическим, республиканским, консервативным, либеральным — оно может быть заражено идеями мировой гегемонии, но никак не национального предательства. Опять же, с падением СССР им просто некому продаваться, не Китаю же с Японией в самом деле. Да и до этого такой вариант не выглядел правдоподобным. Это российские олигархи мечтают о спокойной жизни на западе, а куда деваться западным олигархам? А когда продаваться некому и бежать некуда, резать основной источник своего собственного дохода — экономику своей страны — куда как страшнее.Но придется.

И в-третьих, что немаловажно, Америка предупреждена примером СССР. Конечно, большинство американцев съело не подавившись бред о своей победе в холодной войне, но Америка сильна не столько массой, сколько талантливыми единицами и своей способностью дать этим единицам шанс сделать то, что необходимо.

Неизбежность исторического процесса

Помните как рабовладение исчезло с появлением феодализма? А как капитализм преобразил по своему образу и подобию весь мир? А то, что социализм вторгся по сути даже в страны неготовые к нему? То же самое произойдет и с патрархией. Хотим мы этого или нет. Выбор простой — или мы преобразим свое обществе в патрархию, что бы ни пытались сделать марксисты-ленинцы устроившие нам перестройку дабы сохранить свою власть, либо патрархия придет к нам снаружи и ничего сделать с ней мы не сможем. Только всеобщий регресс мировой цивилизации мог бы остановить приход этого нового общества.

Читайте также:  Левицкий Геннадий Михайлович. Цезарь.

Ситуация очень проста: точно так же как капиталисты были неспособны сопротивляться прибыли и тем самым сами работали на создание нового строя — социализма, так и социалистический менеджмент не способен противостоять эффективности, и тем самым будет вынужден работать на создание нового строя — патрархии. Едиственное, что может спасти неэффективного менеджера — это закрытость от внешнего мира и конкуренции (собственно, это в СССР и имело место), а нынешней России просто не хватит сил закрыться от мира.

А когда незадолго до этого в 1838-м году Китай пытался запретить импорт опиума британскими купцами (вот ведь бизнес у демократов и гуманистов был!), Британская империя в двух опиумных войнах заставила Китай открыться для Запада и западной торговли, легализовать опиум и позволить травить народ наркотиками, заодно отобрав себе по ходу дела Гонконг.
Так же и Россия могла закрыться от мира только сильной армией и ядерным оружием. А теперь сильной армии уже нет, а ядерным оружием по мелочам не отмашешься, да и содержать его тоже недешево стоит.Да идет к тому, что скоро его и не будет.

Вопрос в том, будет эта патрархия служить России и народу России, или же внешнему агенту, по сути тем самым международным корпорациям, только эволюционировавшим на следующую ступень своего развития. Пессимист, кстати говоря, скорее всего сказал бы, что все пропало и этот вопрос тоже на самом деле не стоит. Однако, это не совсем так. Мог же Советский Союз противостоять им? Так что один способ у России уж точно есть — имперский. Была у нас империя феодальная, была капиталистическая, была социалистическая, так чем же патрархия хуже?

А вот других путей, я лично не знаю. Кто умный — предлагайте.

В случае с социализмом первой оказалась Россия в форме СССР, Германия в форме Третьего Рейха, и Америка с рузвельтовскими реформами. Знакомые имена? Не случайно, что эта расстановка фигур во многом определила все главные события двадцатого века.

Конечно, размеры и потенциал стран также играют огромную роль, но то, что миллиардный Китай оказался большую часть двадцатого века второстепенным игроком, а огромная Британская Империя запоздавшая с переходом к социализму просто вынуждена была расформироваться, указывает на то, что размер и потенциал сами по себе еще не могут гарантировать успех. Тем более, что как показал двадцатый, да и не только двадцатый, век, у России и с размерами, и с потенциалом все в полном порядке.

Вот что сказать легко, это то, что даже устроив перестройку, социалистические менеджеры не стали способны управлять люденами. То есть, пролетариат они сократили, работа у них такая — управляться с пролетариатом, а что делают «сокращенные» людены — сказать не так легко. Да, кто-то уехал, кто-то переквалифицировался в торгаша, кто-то просто вымер, но ведь многие и остались. Что делают они?

И тут для социалистических менеджеров, надеющихся удержать власть, наступает самая неприятная часть. Что людены делают, они контролировать не в состоянии. Помните? С этого как раз их проблемы и начались. Конечно, советские людены в массе своей были изрядно инфантильны и зависимы от государства. Но были и такие, кто сцепил зубы и стал бороться за выживание, вслепую нащупывая пути патрархов. А когда эти ребята борются за выживание, они — эффективны. И если они сформируются как класс, то менеджеры, буржуа, феодалы и прочие смогут отдохнуть.

Я обещал, не задаваться вопросом «Что делать?», но сказать «успокойтесь, все само собой образуется» тоже не могу. Само собой не образуется, особенно если учесть наличие в мире сил заинтересованных в том, чтобы само собой или любым другим способом не «образовалось». Россию боятся, и имеют для этого причины. Россию не понимают, и от этого еще больше боятся. Не надо только их ненавидеть за это, надо просто понимать, что в результате этого без достаточно сильной центральной власти, защищающей национальные интересы, России вряд ли удастся обойтись. По крайней мере, если целью является достойная жизнь для большинства ее населения.

Имеются ли в России силы заинтересованные в этой цели или нет — отдельный вопрос. В любом случае, тут историческая необходимость рук никому не связывает. Хотите жить хорошо — боритесь за это, а не хотите — насильно никто не тянет. Можете вымирать. Большинство стран третьего мира, к слову говоря, бороться в общем-то не хотят. Конечно, если не бороться, то в условиях российской зимы выживать окажется значительно труднее, чем где-нибудь в Африке или Юго-Восточной Азии, но по сути никого кроме самих россиян, вынужденных выживать, это не волнует. В крайнем случае пришлют еще окорочков и дешевых консервов, что погоды, понятное дело, не сделает. Если геномодифицированных, то сделает.

Для начала, что от вас нужно России? Если вы думаете, что ей нужно чтобы вы голодали и вымерли, а в промежутках между этим страдали от бюрократии, служили в деградирующей армии, платили налоги на дотации ворам, которым без этого слишком дорого обходится вывозить сырье, то вы ошибаетесь. Это все нужно российскому государству, а вовсе не России. И ваши отношения с российским государством — это ваше глубоко личное дело, в которое я соваться не намерен. Тем более, что со многими российскими гражданами отношения российского государства просто глубоко личные, можно сказать, интимные.

А вот что же от вас нужно именно России? Во-первых, ей нужно чтобы вы выжили и нашли как заработать себе на жизнь, поскольку пособия платить она вам не может. Во-вторых, ей нужно, чтобы вы позаботились о своих родителях, поскольку она о них позаботиться тоже не может. В-третьих, ей нужно чтобы вы жили в браке, поскольку так выживать значительно легче и временные проблемы типа перебоев в доходах у одного усредняются и смягчаются, когда «команда» состоит из двоих. И помогать братьям, сестрам, родственникам и друзьям тоже хорошо, поскольку чем больше «команда», тем больше смягчаются периоды проблем для отдельных членов. Просто ни с кем кроме мужа или жены у вас не будет такой надежной «команды», и об этом не стоит забывать. Наконец, это нужно России еще и потому, что ей нужны ваши дети, рожденные, выращенные и воспитанные, которые будут иметь стабильный доход, заботиться о вас, и растить своих собственных детей. А вне брака это сделать очень и очень сложно. Почему я думаю, что именно это нужно России? Да потому что именно в этом и состоит цикл жизни любого человеческого общества и любой страны. И если этого нет, то нет ни общества, ни страны.
И еще одна вещь, которая от вас нужна России — это чтобы вы воспитали детей умными и образованными.

А кроме того, умный и образованный человек — это потенциальный люден, представитель класса для которого единственного в будущем будет всегда достаточно рабочих мест, и класса без которого Россия в будущее самостоятельно войти не сможет.

Теперь посмотрим, что нужно вам. Вам нужно заработать себе на жизнь, поскольку пособий по безработице вам никто платить не будет. Вам нужно позаботиться о своих родителях, помимо эмоциональных причин еще и потому что (а) нужно показать правильный пример детям, чтобы они потом заботились о вас, и (б) нужно чтобы кто-то заботился о детях, пока вы зарабатываете на жизнь. Вам нужно иметь детей, которые позаботятся о вас в старости. А для этого вам нужно быть в браке, поскольку без этого женщине тяжело, а мужчине толком не завести детей, которые бы его поддерживали в старости, а главное — не заняться их воспитанием, чтобы они могли обеспечить и себя, и родителей.

Ибо границы народов, стран и империй проходят не по земле, а по душам людей. Рим падет, когда умрет последний римлянин.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *