К вопросу о появлении и развитии «сатанизма» и «неосатанизма»

Автор: | 21.01.2016

Фомов В. М. К вопросу о появлении и развитии «сатанизма» и «неосатанизма» в Западной и Восточной Европе

С научной точки зрения древние религии, принципиально отличаются от сатанизма, который, во-первых, исходит из монотеистической картины мира, в рамках которой высшая сила есть не безличный закон, как в язычестве, а личность (сама высшая сила при этом может пониматься по-разному — как высшее божество, как верховный дух зла и т.д.) и который, во-вторых, подразумевает осознанный договор человека с духом зла и служение ему не только за различные блага, но и служение как высшей силе, власть которой необходимо в перспективе установить в мире людей.

Итак, сатанизм, как мы оговорили выше, это течение, созданное на базе христианской картины мира, если можно так выразиться, это крайняя форма ереси на базе христианства. Как таковой, его нельзя рассматривать в качестве самостоятельной религии, а можно лишь в контексте развития христианства в Европе (прежде всего Южной и Западной) и в Малой Азии.

ОБЩИЕ ТЕНДЕНЦИИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ «САТАНИЗМА»

Какие же тенденции лежали у истоков появления этого течения?
Их можно выделить несколько:

1. Существовавшие еще в дохристианский период колдовские традиции (с ними связаны такие сюжеты, как каннибализм, детоубийство, оборотничество, вызов демонов и духов с помощью заклинаний, ночь как время обрядов, использование магических мазей, полеты и перемещения верхом на предметах, само представление о проведении ритуалов наоборот с целью достижения эффекта, противоположного исходному).

2. Наследие языческих религиозных традиций — как прямое, так и через фольклор (дикие пляски, дикая охота, дикий человек, инкубы, прохождение сквозь закрытые двери и стены; почти все младшие духи — бывшие эльфы, гномы, другие языческие духи и божки, даже сам черный козел как образ Сатаны — наследие язычества, правда, древнего, еще иудейского, века эдак XIV до н.э., знаменитого «козла отпущения», на которого древние иудеи перекладывали все грехи племени, после чего и изгоняли нечистое животное в пустыню; впрочем, возможно на образ повлияла позже и античная традиция сатиров и Пана; ну и конечно не следует забывать, что т.н. христианизация Европы проходила, между прочим, не в первом веке, а до восьмого-девятого, и еще в 772 году вся Саксония между Эймсом и Нижним Рейном на западе, Эльбой на востоке и Эйдером на севере была сплошь языческой, и христианство там насаждал вооруженной силой, подчинявший саксов до 802 года Карл Великий. Везде, где саксы восставали либо отбивали успешно вторжения франков, они восстанавливали язычество как символ независимости. В конечном итоге франки подчинили Саксонию и саксонская знать приняла христианство, но языческие традиции и в Саксонии, и в Европе в целом были достаточно сильны еще как минимум до конца X века.
3. Третий и важнейший исток, важный не только сам по себе, но и тем, что он в значительной мере интегрировал первые два в единую систему — это, конечно же, раннехристианские ереси и гностические учения. Именно в их рамках мыслители меняли картину мира обычного христианина, именно они генерировали теоретическое обоснование различных неортодоксальных взглядов на основные понятия, образы и ценности христианства, и в том числе и на Бога и Сатану, их роль, взаимоотношения, место в мире и значение для человека. Именно с сектами и ересями связаны и традиции тайных собраний, глумление над распятием и христианскими священными символами, официальное отречение от церкви, оргии и пиршества.

4. Четвертым фактором, тесно связанным с третьим, во многом и вызывавшим к жизни ереси, следует назвать, конечно, социально-экономическую и политическую группу причин. Внешние завоевания и насильственное насаждение христианства, зачастую быстрое принятие его раннефеодальной властью варварских государств Европы и в результате — фактическое увеличение эксплуатации еще и на содержание монастырей и епископата, поддержка церковью власти в борьбе со всеми народными выступлениями. Все это — было! И если традиционная церковь полностью поддерживала существующую власть со всеми ее злоупотреблениями и недостатками, то значит лидерам народного недовольства, научившимся читать (кто научился) в школах при церквях и не знающим другой картины мира и другого языка понятий, кроме христианских, но уверенным, что они правы, а не власть, нужна была «своя» идеология — и так рождались самые радикальные версии христианства, «правильные» по мнению их создателей.

О ВИДАХ САТАНИЗМА

Процесс интеграции всех вышеуказанных элементов и появление сравнительно единого религиозного течения, которое можно уже назвать «сатанизм» — сравнительно долгое и малоизученное явление. Однако кое-что о нем сказать все же возможно. Прежде всего, необходимо говорить о четырех разных, хотя и объединенных многими общими чертами, видах сатанизма — «сатанизме социальных низов», более известном как «ведовство», «сатанизме элиты», вызванном жаждой власти, новых ощущений, вседозволенностью и нравственным релятивизмом, о «люцеферианстве», заметно развившемся среди других антиноминалистских ересей с XIII века, занимавшем в некотором роде промежуточное положение между «сатанизмом низов» и «сатанизмом элиты» в тот период (позже оно сблизится с «сатанизмом элиты» по основной социальной базе) и, возможно, предположительно о т.н. «черном сатанизме». Следует особо и жестко подчеркнуть, что все эти понятия применимы в полной мере лишь для средневековой ситуации, а в обществе с XVI по XVIII вв. ситуация была уже абсолютно другая (о чем мы вкратце помянем ниже), а в XIX-XX вв. — и вообще совершенно третья, причем в современный период надо особо говорить о т.н. «неосатанизме», который по целому ряду параметров отличается от вышеперечисленных и их дальнейшего развития, а возможно и вообще представляет собой новое явление.Говорить о «сатанизме» как самостоятельном явлении можно лишь после развития и интеграции всех пяти компонентов (в некоторых течениях, особенно в «сатанизме элиты», кроме них будут и другие факторы, о чем помянем ниже). Самым последним из этих компонентов по времени развития является пятый — теологические наработки идей о союзе с дьяволом. О нем и скажем пару слов. Насколько известно, впервые упоминания о союзе человека с дьяволом мы можем найти в легенде о святом Василии (датировано ок.380 г.). Однако же, гораздо большую известность обрела легенда о святом Феофиле (ок. 540 г.); в VIII в. ее на латынь перевел Павел-Диакон, с тех пор она многократно переписывалась и пересказывалась. Первоначально пакт трактовался как юридический договор, признававший за каждой стороной определенные права, и упоминался в связи не с колдовством, а с т.н. «высокой магией», искавшей в своих лучших проявлениях единения с божественным, а в худших — подчинения всего универсума-макрокосма эгоистическим целям человека, знающего его законы. Именно в последнем контексте пакт упоминается в связи с именами Герберта (ученый и священник X в.) и Фауста. Идея договора не сразу проникла в народное сознание, однако уже в одном месте трактата Бл. Августина «О христианском учении» закладываются основы для теологической трактовки идеи договора, и до введения ее в XII в. в каноническое право «Декретом» Грациана она еще станет гораздо более распространенной.
И вот в X-XI вв. идеи идут в массы — это связано, прежде всего, с т.н. ересью павликиан, или богомилов, зародившейся между прочим в Византии и на Балканском полуострове, в районах, давно христианских — свыше шести столетий. Последнее вполне понятно — труд по переделке всей картины мира проще для того, кто ее хорошо знает в ортодоксальном варианте. Именно в ереси павликиан Сатана — демиург, создатель земного мира и материи, всей материальной Вселенной, старший сын высшего божества (Иисус — младший, т.е. налицо глубокая переработка классического канона), такое существо, пусть и злое в некоторых проявлениях, уже считается достойным поклонения и имеет культ. Вот, пожалуй, именно от этого и надо отсчитывать рождение собственно сатанизма как течения.
Начинаются суды над ведьмами и колдунами.Но кроме этого и глумления над обрядами христианских таинств еретиков обвиняют и в поклонении дьяволу (!), причем представавшему в разных обликах — зверя, черного человека или ангела света. Это — новый элемент в обвинениях против еретиков, хотя сами еретики говорили о вхождении в них Святого духа и явлении ангелов и, таким образом, это еще нельзя считать сатанизмом как вероучением (хотя с точки теологов ряд действий еретиков, если они действительно были совершены как приводилось на следствии, однозначно квалифицировал их как служителей Сатаны, а с точки зрения светских законов того времени, являлся совокупностью крайне социально опасных уголовно-преступных деяний, требующих немедленного и жестокого наказания. Ситуация с управлением Западной церковью (как, впрочем и Восточной) с середины десятого до середины одиннадцатого века была просто катастрофической, хуже не придумаешь. Первые полстолетия на папском престоле сидели (и убивали друг друга за этот престол) не просто воры и развратники, а люди, возводимые на эту должность подчас благодаря связям благоволивших к ним римских куртизанок или являвшиеся их потомками, как папа Иоанн XII [955-964], внук знаменитой блудницы Мароции, полностью унаследовавший худшие моральные черты бабушки. Перечислять деяния следовавших за ним Бенедикта VI, Бонифация VII, Бенедикта VII, Иоанна XIV, ГригорияVI и Иоанна XVI мы здесь не будем, это не статья по критической истории папства, о чем и без того много написано. Исключением из общего ряда являлся лишь один из самых образованнейших ученых своего времени (и, возможно, занимавшийся не только наукой, но и высокой магией, хотя, очевидно, он отнюдь не считал любую магию служением дьяволу (см. взгляды неоплатоников), в чем был после своей смерти обвинен врагами) по имени Герберт. Его возвел на папский трон император Оттон III под именем папы Сильвестра II, но вскоре оба они умерли, и следующие полстолетия аферы с папским престолом крутил Бенедикт IX, трижды (!) получавший себе это место, чтобы… тут же продать его любому, пожелавшему стать Папой Римским и заплатившему за это достаточные, с точки зрения запросов Бенедикта IX, деньги. Такая ситуация продолжалась до воцарения на папском престоле Льва IX и, за ним, знаменитого реформатора Григория VII.
В прежние же времена, раздираемая внутренней борьбой на Вселенских соборах, церковь хотя и занималась активной проповедью среди язычников, но язычество само по себе (как, кстати, и колдовство) не считалось преступлением и систематически не преследовалось (хотя, конечно, считалось религиозным грехом и варварские короли иногда поддерживали церковь в борьбе с идолопоклонством суровыми законами), а преступления, связанные с колдовством (в отличие от ереси!) судила светская (!) власть согласно традициям сначала римского права, а потом права варварских королевств. Вестготский король Аларих II в своем «Бревиарии» следует здесь за римлянами — преступление такого рода находится в его кодексе под юрисдикцией государства, а не церкви, и часто карается сурово, вплоть до смерти колдуна, но не из-за самого факта колдовства, а исключительно в связи с тяжестью преступления и причиненным вредом. Обычно же уложения о наказаниях VII-IX вв. рекомендовали по отношению к уличенным в «малефициуме» (если содеянное не привело к серьезным материальным последствиям, по мнению судебных властей), заклинаниях и идолопоклонстве лишь наложение церковной епитимьи на 1-3 года. Эдикт короля Ротара (643г.) запрещал сжигать самосудом женщин за обвинения в каннибализме. То же было и в Салическом праве, и наконец, саксонский капитулярий 775-790 гг. налагает запрет как на веру в каннибализм, так и на сам каннибализм, а также на самосуд или поедание убитых ведьм (!), т.к. в тот период еще жили языческие пережитки веры в то, что колдун или ведьма, съедая печень (сердце) человека, аккумулирует в себе совокупную силу, удачу могущество и знания всех съеденных, и соответственно, съев печень (сердце) колдуна или колдуньи, можно получить всю их силу и могущество.

Читайте также:  Радуга Михаил. Часть 4

Такова была ситуация в народном сознании.О ПОНЯТИЯХ «ЗЛА» И «САТАНЫ»

Теперь следует немного сказать о зле и понятии Сатаны. Отличие иудео-христианской концепции зла от языческой (и отличие принципиальное!) еще и в том, что в язычестве принцип зла был совершенно отделен от идеи демонов — добрых или злых существ, которая появилась из-за развития представлений анимизма. Иногда зло считалось отклонением от замысла Создателя(-лей) каких-то сущностей и людей, а иногда — творением высших сил наряду с добром (ибо сами высшие силы отнюдь не считались абсолютным добром по отношению к человеку). В иудаизме до вавилонского пленения злые духи также не отождествлялись с высшим злом и не подчинялись ему, так как само зло тогда еще не мыслилось никем как высший вселенский принцип.

Во времена вавилонского пленения иудаизм усвоил из зороастризма дуалистический принцип. В книгах Ветхого завета, написанных до пленения, слово Satan значит только «соперник», но отнюдь не обязательно злое, сверхъестественное существо. А вот в Захарии 3,1 Паралипоменоне 21 и книге Иова, написанных после вавилонского пленения под влиянием идеи зороастрийского Ахримана, Сатана — вполне конкретная фигура, причем как дух, первоначально сотворенный хорошим и совершивший грехопадение в результате гордыни. И это качество тварности, сотворенности, в силу которого Сатана стоял изначально неизмеримо ниже Создателя, был изначально и в принципе обречен на проигрыш как сущность сотворенная, неизмеримо более простая и слабая, чем творец, и отличало еврейского Сатану от персидского Ахримана. После вавилонского пленения считается уже, что любые и все силы зла на службе у Сатаны, но никакого культа поклонения существу, чей путь мог быть охарактеризован фразой «черные начинают и проигрывают», естественно не сложилось и не могло тогда сложиться.
Однако увеличение могущества Сатаны как врага божьего, запущенное теологами, вышло вскоре в народном сознании из-под церковного контроля и народные представления начали постепенно все больше сдвигаться к идеям дуализма добра и зла, в свое время отвергнутым евреями, и для таких процессов были вполне серьезные социально-психологические причины. Дело в том, что внешние угрозы в обществе XI-XII веков сменились внутренним напряжением — которое постоянно росло. Стремительный рост населения и миграция людей в города, изменения в привычном экономическом укладе и политическая нестабильность, реформистские и антиреформистские движения внутри церкви — все это увеличивало неуверенность в завтрашнем дне.

О РОЛИ ДВИЖЕНИЯ КАТАРОВ В ПРОЦЕССЕ СТАНОВЛЕНИЯ «САТАНИЗМА»
Об этом движении, которое не без оснований многие специалисты считают идейной основой, впервые постулировавшей массово, доступно и открыто тезис о сопоставимости возможностей и могущества или даже равенстве Сатаны с Богом, впервые для массового сознания поставившей на один уровень Бога и Сатану, давшей жизнь целому ряду еретических течений, и в том числе — сатанизму, следует сказать особо.

Согласно вероучению катаров, именно дух зла создал наш материальный мир, причем как ловушку для духа, и человеческие души, поэтому томятся в тесной клетке плоти (умеренные дуалисты среди катаров считали при этом, что дух зла создан богом, а абсолютные дуалисты — что он был изначально как равная с богом сила). Катары заявляли, что ветхозаветный бог-создатель, творец этого мира, владычествующий над материей — это и есть князь нашего мира, дьявол. Далее утверждалось, что все ветхозаветные персонажи, как и Иоанн Креститель из Нового Завета, являются демонами! Христос — не богочеловек, а чистый дух, посланный Богом добра в материальный мир, чтобы открыть человеческим душам путь спасения из плена. Католическая церковь же якобы есть орудие, созданное дьяволом для введения людей в заблуждение. Самый страшный грех — деторождение, ибо идея продолжения рода делает душу рабом плоти. Поскольку Христос был духом, то он не испытывал страданий после распятия и посему крест не может быть предметом поклонения. А так как христианские обряды крещения и причащения совершаются с использованием материальных субстанций, то они также ошибочны и подлежат осуждению.
Катары совсем не были дьяволопоклонниками, наоборот, они сильнее католиков ненавидели дьявола. Но они ненавидели и все созданное дьяволом, чтобы держать в плену их души — а значит, ненавидели и католическую церковь, и созданную ею мораль, и деторождение, и даже сами свои тела — темницы для божественных душ, созданные дьяволом.
И потому одни из них жили в аскезе и умерщвляли свою плоть, а другие наоборот. Вели себя демонстративно аморально, поскольку, во-первых, хотели противопоставить себя этому миру, его стандартам, и нарушить установленные церковью (т.е., по их мнению, дьяволом) нормы и запреты, возвестить о своей святости и своем разрыве с прошлой эрой. Во-вторых, по этой же причине сектанты глумились над церковными алтарями и обрядами (установленными, по их мнению, дьяволом для обмана людей!). И наконец, поскольку душа все равно чиста, а тело и его инстинкты все от дьявола, их не очистишь, все моральные запреты тоже от дьявола, а о деторождении не надо думать, оно грех — то и какая разница, что делает и с кем занимается сексом тело — отсюда промискуитет, оргии, кровосмешение, гомосексуальные и лесбийские отношения, расплата сексом как норма межличностных и внутриобщинных отношений, групповой секс и смерть от голода в результате родившихся младенцев, отобранных у матерей — из лучших побуждений, чтобы их, младенцев, души поскорее освободились из тюрьмы тела и не мучились в материальном дьявольском мире, юдоли греха и страданий. Убийство и самоубийство тоже, соответственно, грехами не считались, хотя производились не по желанию любого, а только по воле главы общины, мудрого и чистого от грехов. И при этом все они ненавидели дьявола, искренне верили в бога добра и ему истово молились.
Такая ересь, сама по себе, безусловно, не была сатанизмом, ибо катары поклонялись доброму богу, а Сатану проклинали, и все их поступки, чудовищные с точки зрения ортодоксально-религиозной, да и светской морали, были вызваны как раз, и именно, только ненавистью к Сатане и борьбой с ним.Но вот почву для сатанизма катары подготовили изрядно
.Понятие ведовства было «раскручено» и растиражировано церковью, и теперь любое колдовство, магию, а часто и вообще любое нечто, входящее в противоречие с церковной картиной мироустройства, относили к ведовству и служению дьяволу. Однако с середины XVII века, во-первых, начало укрепляться альтернативное научное мировоззрение, во-вторых, начавшийся в эпоху Возрождения процесс возвращения сначала в сознание интеллектуальной элиты, а потом и усиливающегося третьего сословия образов античного искусства и культуры постепенно меняет массовое сознание, научное мировоззрение становится, как и восхищение античным язычеством, все более массовым.
Развитие естественной и технической науки и быстро меняющемуся миру, и период относительной стабильности с окончанием Тридцатилетней войны и английской буржуазной революции знаменует начало эпохи нового времени. Социальный протест переливается в новые формы, наступает время борьбы третьего сословия за власть и буржуазных революций, и уже не в религиозных ересях, а в экономических и политических выступлениях без религиозной оболочки, в терминах борьбы за юридические права, доходы и светскую власть начинают проявлять себя ведомые третьим сословием низы. Пункт четыре перестает быть актуальным, в обществе нового времени выше социальная мобильность, особенно вертикальная, и возможности к самореализации, социальные и политические проблемы совершенно другие — и по-другому решаются. Пункт пять также недействителен — церковь потеряла былой авторитет, и как мы упоминали выше, наука и культура Классицизма с амурами и кариатидами, сделают языческие образы привычным элементом культуры, многое из того, что ранее каралось бы костром, становится аристократической модой и культурной традицией.

О «САТАНИЗМЕ ЭЛИТЫ»
Далее следует сказать о т. н. «сатанизме элиты». Это течение несколько отличается от предыдущего как по социальной базе, что видно уже по названию, так и по специфике доминирования в его происхождении несколько иного набора причин. Прежде всего, хотя для «сатанизма элиты» действовали в полной мере те же пять комплексов причин, следует отметить доминирование, пожалуй. Четвертого и первого комплексов. Говоря о четвертом, мы естественно имеем в виду несколько другую расшифровку набора социально-политических, социологических и психологических причин, нежели чем для «сатанизма низов». Среди психологических — это кроме стандартных психических комплексов, прежде всего жажда новых острых ощущений, чувство вседозволенности и нравственный релятивизм, и, кроме того, конечно же, жажда власти. И тут с четвертым смыкается первый комплекс причин, ибо колдовство и магия в худших своих проявлениях обещает человеку власть даже не над людьми или государствами, а высшую — над законами устройства Вселенной, и практически неограниченную.
Аристократам и владыкам предлагалась высшая власть, следующее качество владычества, ведущее в перспективе к божественным возможностям — всемогуществу, всеведению и бессмертию. Прекрасное знание пороков и недостатков высших служителей церкви, обязанных воплощать высшую святость, не укрепляло веру в высшей аристократии (кстати, и в самом высшем духовенстве), да и грехов, которым покровительствовал Сатана, в ее повседневной жизни — политической, военной, хозяйственной и личной — было зачастую куда больше чем благих дел, да и были они выгоднее и подчас, на взгляд некоторых, необходимее.Аристократы и маги гораздо лучше ведьм разбирались в средневековой демонологии, и предпочитали иметь дело с так называемыми высшими демонами из иудейского и христианского пандемониума, в деталях разработанного в Каббале и трудах ряда раннехристианских теологов, подробно описывающих слуг Сатаны и выстраивающих их по рангам в четкую иерархию, а не с потомками домовых и альвов. Идеи, заложенные в учении Каббалы, среди много прочего, о том, что продиктованный и переданный богом текст (в данном случае Тора — Пятикнижие Моисеево, хотя некоторые маги и ересиархи христианской культурной традиции, в том числе и сатанисты, применяли иногда эти идеи и к Новому Завету), так вот, текст этот есть, как бы, часть сущности самого бога и поэтому, комбинируя слова, цифры, понятия этого священного, несущего в себе частицу божественной воли текста в определенном порядке, можно как бы привлечь для выполнения команды-заклинания, если все сделано правильно, ни много, ни мало как мощь самого бога. Т.н. «заклятия Каббалы», построенные на упоминании и комбинировании скрытых якобы в священном тексте тайных знаний и, особенно, тайных имен бога, считались мощнейшими заклинаниями, (сатанисты особенно полюбили в применении к этому старую магическую идею обратимости заклинаний, согласно которой произнесение некоей магической или священной формулы в обратном порядке отменяет ее эффект или вызывает противоположный).

Читайте также:  Дьявол. Часть 2

О «ЛЮЦЕРИФИАНСТВЕ»

Люцеферианство, поклонение Люциферу и его культ, возникло также в Европе. Там в XII веке в Реймсе обвиняли еретиков в поклонении Люциферу, но точно о культе люцифериан можно говорить на период уже XIII века, жрецы культа Люцифера зафиксированы в Германии в 1271 году. Люцифериане этого периода — не пограничное течение, а одна из многочисленных классических антиноминалистских религиозных сект.
Отталкиваясь от идеи, что бог есть все, люцифериане заявляли, что раз так, то и дьявол — это тоже бог, и значит дьяволу, как части бога, можно и нужно поклоняться. Считали, что дьявол, несправедливо изгнанный с небес, находится на земле, но он рано или поздно будет якобы восстановлен в небесных правах, как сын и часть бога. И посему надо ему поклоняться, а так как власть бога простирается якобы до земли, а земля и подземелья якобы во власти именно дьявола, как части бога и князя мира земного, то значит, и поклоняться дьяволу надо в пещерах и там можно делать все, что требует дьявол и нарушать любые божьи заповеди без вреда для себя — под землей власть дьявола. Люцифериане, как и многие антиноминалистские ереси, провозглашали дозволительность любых прегрешений и объявляли Сатану — богом. Это являлось идейной базой для бунтарских настроений, кровосмешения, половой распущенности, человеческих жертвоприношений, сознательного нарушения всех десяти заповедей, а с ними и установок традиционной морали сектантами и их асоциального и конфликтного поведения. Люцифериане очень многое заимствовали из ведовства, в части ритуалов (шабаш, «непристойный поцелуй», поклонение животным и оргиастические ритуалы, колдовские и языческие традиции), кое-что из ранних предыдущих ересей, естественно и четвертый комплекс причин — социальных, психологических и политических, присутствовал в полной мере, был и пятый. Однако, среди люцифериан встречались и образованные люди из аристократии и даже духовенства, поэтому в плане разработки вероучения они кроме вышеперечисленного активно использовали те идеи, что были упомянуты выше в связи с идеологией «сатанизма элиты», идеи Каббалы и пр. Люциферианство — первое и наиболее крупное (и, по сути, единственное точно зафиксированное как реально существующее) течение средневекового сатанизма, сохранившееся до наших дней и имеющее (только в некоторых, а далеко не во всех из своих многочисленных групп, сект и организаций!) прямую преемственность традиции с возникшими в XIII веке сектами.
Оно, по некоторым данным, существует и действует и сейчас в Европе, в Америке, а в последнее время — возможно и в России. Распространения же этого течения среди российской элиты не произошло, элита предпочитала масонство. Условия изменились с середины XIX века, когда среди огромного слоя созданных царем Николаем I в процессе увеличения административного аппарата империи небогатых (и часто не удовлетворенных своим статусом) мелких чиновников и земских служащих появилась социальная база для различных радикальных и маргинальных течений — прежде всего политических, как народовольцы, но и не только.

О «ЧЕРНОМ САТАНИЗМЕ»
Так называемый «черный сатанизм» — течение, существование которого признается как реальный факт далеко не всеми религиоведами, некоторые считают его мифом, либо применяют как общий широкий термин для обозначения любых современных убежденных, идейных и сознательных сатанистов, особенно лидеров, идеологов и жрецов, совершающих жертвоприношения, вне зависимости от течения (неосатанизм, люциферианство, «черный сатанизм»), к которому последние принадлежат. Мы же следуем точке зрения, согласно которой к «черным сатанистам» относят членов религиозных сект, обожествляющих сатану, поклоняющихся ему, при этом данный тип религиозных организаций отличается от обычных сект люциферианского и особенно неосатанинского течения несколькими характерными особенностями:

* Они возникли якобы тогда же, когда и люцифериане, и сохранили, как и люцифериане, преемственность традиции с XII-XIII вв., но при этом они гораздо более требуют от своих последователей верности вероучению вплоть до деталей и ставят вероучение выше быстрого стремления к достижению денег и власти, стремясь минимально вмешиваться вы повседневную жизнь окружающего общества.

* Они пополняются, в отличие от прочих сект и течений, преимущественно именно за счет детей членов данных сект, наследственно, и дети с детства воспитываются в соответствующей идеологии и привычке к социальной мимикрии, вероучение является тайным со многими степенями посвящения.

* Мотивы и цели абсолютного большинства приписываемых им действий по вмешательству в жизнь окружающего общества (кроме ритуалов посвящения и черных месс), в отличие от неосатанистов и люцифериан, практически абсолютно не поддаются пониманию и логической интерпретации как со стороны «внешних» людей, вообще слабо ориентирующихся в особенностях их вероучения (это касается, в том числе и специально подготовленных религиоведов и психологов), так и со стороны посвященных и адептов этого вероучения низших степеней, при этом само вышеупомянутое вмешательство фиксируется гораздо реже, чем у люцифериан и, особенно, неосатанистов.

* В отличие от двух последних течений, «черные сатанисты» практически не участвуют в контроле над обычным криминальным бизнесом, не борются за это и не стремятся к этому, в отличие от неосатанистов, часто связанных с контрабандой и распространением оружия и наркотиков, иногда с игровым бизнесом, а последнее время — с поставкой донорских органов, в том числе из живых людей, и люцифериан, которые часто проявляют интерес к черному рынку краж и контрабанды предметов искусства и антиквариата, к «черной археологии», и стремятся создать в структурах власти и криминального мира долговременную «агентуру влияния».

Такое течение как «черный сатанизм», по мнению некоторых исследователей, по внутренней структуре и особенностям психологии рядовых последователей могло бы быть в чем-то похоже на систему воспитания в закрытых военно-религиозных орденах и организациях, ориентировавших своих выпускников на постоянную, в качестве привычной нормы, «двойную жизнь» — разведку, шпионаж, агентурную и связную работу, диверсии, убийства и выживание в рамках, если можно так сказать, идеологически-религиозно ориентированного варианта «стратегии непрямых действий» и информационно-психологического скрытого управляющего контроля развития событий. Подобного типа организаций (естественно, основанных в зависимости от времени, ситуации и региональных религиозных особенностей каждая на своей религиозной идеологии) история знавала немало, тут и асассины «горного старца», и тайные деревеньки ниндзя в японских лесах, ориентирующиеся на идеологию монахов-ямабуси, и выросшие именно на базе тайных религиозных сект известные и могучие ныне китайские триады, да и знаменитые иезуиты, хотя и комплектовались не наследственно, в остальном ориентировались именно на «стратегию непрямых действий» и все вышеперечисленное. Поэтому существование в Западной Европе такой организации, как «черные сатанисты», вполне допустимо, так же как и проникновение (или, точнее, переселение) некоторых ее членов в Америку, Австралию, Россию с конца XIX века вряд ли ранее, ибо эта организация не могла быть очень многочисленной, иначе ее деятельность, какая бы она ни была, все равно стала бы достаточно известна и заметна. Однако все это — пока всего лишь имеющая право на существование гипотеза, не более того, причем многие исследователи считают, что в России (в отличие от Западной и Восточной Европы) настоящих последователей этого сатанинского направления ничтожно мало или практически нет, хотя есть неосатанинские организации, сами приписывающие себя к «черным сатанистам».

Возвращаясь далее к ситуации в Европе, следует сказать, что с середины XVII века и фактически до конца века XIX сатанизм в Европе (и тем более, в России — см. выше) практически почти исчез из-за изменения социально-политической, психологической ситуации, изменений в мировоззрении, связанных с развитием науки и философии, скептицизма, позитивизма, атеизма. Церковь потеряла свою былую власть, популярность и контроль над умами, процессы секуляризации набирали силу во всех системах и социальных институтах общества, и соответственно радикальные народные течения потеряли религиозную окраску и недовольство проявлялось уже в той самой классовой борьбе. Людей, не слишком сильно верящих даже в существование бога, заставить верить во всемогущего Сатану было еще труднее. На роль высшей силы примеряет себя Капитал. Рогатого черта вытесняет золотой телец (тоже рогатый, но это не видят за блеском золота). Тягу же к экзотике и к сверхъестественному с лихвой удовлетворяли магия и астрология, спиритизм и гадания, масоны и розенкрейцеры.

Однако ничто не длится вечно, а вера (как вроде бы полагают психологи) более всего необходима человеку во времена нестабильности и шокирующих перемен. Время таких перемен — это конец XIX —начало XX века. Это время по уровню внутренней нестабильности и количеству ломающих мировоззрение новых идей просто не с чем сравнить. И в процессе недовольства церковью, не могущей и не успевающей дать ответы на вопросы, постоянно задаваемые как наукой, так и философией и идеологией, в мировоззрении многих людей образуется идейный вакуум, церковь не успела перестраиться в ногу со временем, чтобы его заполнить, а наука, у ж е способная разрушить старое мировоззрение, еще н е с п о с о б н а дать новое, достаточно простое и психологически приятное. В процессе социальных изменений, идеологической борьбы и мировоззренческого кризиса вновь множится число радикальных идейных течений, в том числе и религиозных, спешащих воспользоваться медлительностью и неповоротливостью официальной религии и предложить людям привлекательные и быстрые решения социальных, мировоззренческих и психологических проблем.

О «НЕОСАТНИЗМЕ»

В этих условиях и возникает впервые новое течение — т.н. неосатанизм. Его социальной базой становится первоначально часть интеллектуальных маргиналов и обывателей, жаждущих новых ощущений и интересующихся модными в это время историями о могучих силах зла.
Следует отметить особые черты неосатанинского течения, принципиально отличающие его от предыдущих течений сатанизма.

Во-первых, его вероучение было создано заново «с нуля» без всякой преемственности с каким-либо из предыдущих, оно искусственно конструировалось основателями, опираясь на теологическую литературу, данные о ересях и ведовстве, доступные знания по магии и эзотерике, в том числе и арабской и дальневосточной, не имеющей к прежним течениям сатанизма никакого отношения. Все это синкретически смешивалось людьми, обладающими крайне слабыми познаниями в языках своих источников и их образно-ассоциативной кодировке.(Невежды и мошенники).

Соответственно, оно не связано впрямую и полно ни с одним из трех первых комплексов источников сатанинских течений — ни с колдовством, ни с языческими пережитками, ни с раннехристианскими и гностическими ересями. Элементы всего этого в вероучении неосатанинских сект есть, но лишь те, о которых слышали их основатели, люди не очень хорошо образованные в философии и истории. Источниками неосатанизма можно считать в качестве первого — дошедшие до основателей нового течения любые данные о любых направлениях сатанизма, на основе синтеза которых они стремились создать дьяволопоклонническое антиноминалистское вероучение, приправив это известными им элементами разных ересей.

Читайте также:  Киевской Руси не было, или Что скрывают историки

В качестве второго — использованные доступные основателям данные о колдовстве, ведовских ритуалах и обрядах и черной магии в средние века, почерпнутые основателями в основном из современных им переводов сохранившихся средневековых описаний всего этого.

В качестве третьего фактора, способствовавшего тому, что к этому проявили интерес обыватели, можно обозначить тот же обратный эффект пропагандистского наложения стереотипов на сознание, но здесь вина лежит отнюдь уже не на церкви, как раньше, а отныне и навеки — на масс-медиа (сначала рожденный бульварной литературой не без помощи романтизма, «Франкенштейна» Мэри Шелли и Фауста Гёте жанр романов ужасов, а потом с появлением «Дракулы» Брэма Стокера и кинематографа, тиражировавшего подобные зрелища, это становится щекочущей нервы обывателей, привычной и модной частью массовой культуры.)

Четвертая группа факторов — социально-психологическая есть и в этом течении, но они ближе к тем, которые в свое время были упомянуты при разборе «сатанизма элиты», только роль жажды власти здесь меньше, а роль жажды острых ощущений (причем при модном занятии — см. пред. пункт) существенно больше.

Пятым, пожалуй, в конкретном оформлении неосатанинской традиции можно назвать т.н. личностный фактор — практически абсолютное большинство неосатанинских групп и организаций — именно харизматические культы, построенные вокруг лидера, отвечающие всем критериям деструктивного харизматического культа как типа религиозной организации, разработанным в религиоведении.
Для таких организаций типичными являются обманная вербовка и широкое применение техник изменения и контроля сознания вовлеченных членов, их ориентация на конфликт с социумом и переключение всех эмоциональных связей исключительно на лидера.

Шестым можно считать, если можно так выразиться, ярко выраженную ориентацию лидеров абсолютного большинства неосатанинских организаций на использование созданной ими организации прежде всего или исключительно только для собственного личного обогащения, удовлетворения жажды власти, насилия и сексуальных аппетитов, различных своих комплексов, причем вероучение и поклонение дьяволу, его культ, как правило является лишь удобным средством (и именно так, лишь как средство, осознанно рассматривается лидерами данных религиозных объединений) а отнюдь не основной целью, лидеры иногда могут сами не верить в то, что внушается неофитам. Это принципиально отличает неосатанистов от люциферитов и «черных сатанистов», у которых высшие руководители, как предполагается, считают главной целью действий своих и своих организаций именно поклонение Дьяволу, а не личное обогащение и личные интересы, хотя о последних и не забывают.

Следует отметить, что ведущую роль в создании вероучения неосатанизма сыграли два человека, о которых мы не будем здесь говорить подробно — информацию о них любой заинтересованный читатель сможет в изобилии найти в любой литературе о сатанизме как течении. Это прежде всего Алистер Кроули, создатель первых неосатанинских организаций Европы на рубеже XIX-XX века, международный авантюрист и путешественник, плохой агент нескольких разведок, незаурядный, но психически ненормальный человек, совершивший ряд преступлений, и Энтони Шандор Лавэй, его ученик, уехавший жить в США. Именно этими людьми сравнительно недавно, в течение двадцатого века придуманы, написаны и изданы основные книги, излагающие вероучение неосатанизма: т.н. Библия Сатаны, Синяя Книга, Книга ведьм, Книга Теней и т.д. Реально неосатанизм распространился в мире уже после второй мировой войны, он в целом является одним из направлений в большой группе разнообразных тоталитарных и деструктивных религиозных движений и организаций, появившихся и распространившихся в конце XIX — XX веке в мире, и имеет на наш взгляд с ними гораздо больше общего по причинам возникновения, условиям развития, социальной базе, источникам членства, особенностям организации, технологиям обманной вербовки и контроля сознания и интересам лидеров, чем с остальными четырьмя течениями сатанизма.

В России неосатанизм появился впервые, очевидно, с восьмидесятых годов в момент идеологического вакуума под влиянием западных субкультур, но массовым он стал после падения СССР, когда в идейный вакуум хлынула масса оккультных течений с Запада и их отечественных последователей. Эффект усиливался популярностью сатанинской тематики в массовых западных фильмах ужасов и рок-культуре, что не только снимало эффект отторжения, но и в значительной мере делало сатанизм модным увлечением среди молодежи.

Представляется обоснованным отметить в заключение, что абсолютное большинство современных сатанинских культов, сект и организаций, чья деятельность была замечена на территории России, относятся именно к неосатанинским, как и все наиболее крупные и массовые из этих культов, сект и организаций.

Автор статьи ее опубликованием не преследует коммерческих целей, а действует исключительно в рамках научного исследования, отражая субъективное мнение без цели дискредитации упоминаемых юридических и физических лиц и сообщением заведомо ложных результатов.

Примечания

Легенда о святом Феофиле. Феофил отправился к одному еврею, известному чародею, с просьбой помочь ему снова занять место эконома. Ночью еврей повел Теофила в городской цирк, заранее указав ему, что он не должен ничего бояться и что ему следует лишь осенить себя крестным знамением. В цирке оказалось множество людей, распевающих песни с горящими факелами. Посреди них на троне восседал сам дьявол и милостиво принимал знаки благоговения. Феофил опустился перед дьяволом на колени и стал целовать его ноги. Дьявол узрел в нем новичка и спросил причину его дерзкого появления в цирке. С глубоким земным поклоном Феофил ответил: «Пришел, чтобы беспрекословно тебе повиноваться». Дьявол привстал с трона, погладил Феофила по лицу и поцеловал его.

Так Феофил подпал под власть дьявола, отрекся от Иисуса и вручил дьяволу собственноручно написанную грамоту, с восковой печатью о том, что он вступил в дьявольскую рать. На следующий день Феофил с большими почестями был восстановлен епископом в качестве церковного эконома, но вскоре почувствовал сильные угрызения совести. В течение 40 дней и ночей он умолял пресвятую деву о помощи. Под влиянием беспрестанных молитв дева Мария не только смягчилась сама, по и уговорила сына своего простить грешника. Получив написанную Феофилом грамоту, она положила ее ему на грудь в то время, когда он уснул в церкви. Когда он проснулся и увидел на груди свою грамоту, его экстазу не было конца: он многократно во всеуслышание отрекался от своих заблуждений и славословил трижды показавшуюся ему богоматерь. Он сжег грамоту и через 3 дня умер смертью праведника. Впоследствии церковь причислила его к лику святых, народ был широко оповещен о великом подвиге святого Феофила.

Легенда о Феофиле появилась в VI веке. Однако тема договоров с дьяволом стала популярной только с середины XIII столетия — их описаниями пестрят хроники того времени. Договор якобы писался кровью добровольно вступающего в союз с дьяволом, последний же прикладывал к нему свой коготь. В некоторых богословских трактатах были помещены факсимиле подобных договоров с подписями: места, к которым прикасались когти дьявола, покрыты ржавчиной и выжжены.

Папа Сильвестр II. Сильвестр (Герберт) поражал современников огромными математическими и философскими познаниями, которыми он будто бы был обязан пакту с дьяволом. Согласно бенедиктинскому историку Вильгельму Мальмесбэри, Герберт родился в Галлии и в свою бытность монахом бежал в Испанию, где изучал у сарацин астрологию и магию; вскоре один мусульманский философ взял его в свой дом и научил его чернокнижию, благодаря чему он вступил в дружбу с дьяволом. Последний обещал ему содействие в достижении папской тиары.Но епископство его не удовлетворило, и он переселился к Рим, где нашел в подземелье хранившийся клад императора Октавиана. Золото открыло ему путь к папскому престолу, и Герберт стал папою Сильвестром II. Он изготовил магическую голову, которая отвечала на все его вопросы. От нее он узнал, что бессмертен и умрет лишь тогда, когда отслужит молитву в Иерусалиме. Сильвестр решил никогда не ездить в Иерусалим. Но однажды ему пришлось совершить молитву в церкви «Святого креста, который в Иерусалиме», и после молитвы он тяжело заболел. Магическая голова указала ему на смысловую ловушку, в которую он попал по собственной вине. Сильвестр понял, что пробил час смерти. Он созвал кардиналов, открыл свою тайну и был живьем растерзан на части, после чего выброшен из храма.

Малефициум — использование магии, колдовства для причинения зла, вредительства. Занимающихся этим чародеев и демонов называли малефиками (зловредителями).

Движение катаров. По другим данным возникновение катарской ереси датируется X-XI веками. Например, упоминаемый автором статьи судебный процесс 1022 года над «Орлеанскими еретиками» был именно процессом над катарами. Тогда в Орлеане по приказу короля Роберта была впервые сожжена группа катаров. Вслед за орлеанским сожжением начались расправы над катарами в Тулузе, Лиможе и других французских городах. Преследования светских и церковных судов быстро загнали катарское движение в глубокое подполье. Однако катарская ересь продолжала существовать еще два столетия и была окончательно разгромлена инквизицией лишь в XIII веке.

Антиноминалистские ереси Катары впервые постулировали массово, доступно и открыто тезис о равенстве Сатаны с Богом. Однако рядом с катарством, начинавшим постепенно сходить со сцены, в XIII веке появились близкие ему по духу антицерковные движения, в частности — вальденсы. По размаху вальденство было гораздо мощнее катарства и представляло гораздо большую опасность для Церкви. Именно вальденсы, а не катары, по настоящему сотрясли западное христианство и вместе с другими антиноминалистскими сектами подготовили почву для распространения сатанизма. Церковные суды, успешно боровшиеся с катарами, оказались недостаточно сильным орудием против вальденсов. Специально для борьбы с этой ересью были объявлены внутренние крестовые походы, а затем создано знаменитое Святейшее Обвинение (инквизиция).

Люцифер и его культ. Провозглашение Люцифера Князем тьмы, властителем темного царства, в свое время всячески пропагандируемое Церковью и поэтому весьма популярное в наши дни, на самом деле не соответствует реальным верованиям поклонников культа. Буквальное значение слова «Люцифер» — Несущий свет, Светоносный… Несущий Свет, по мнению большинства люциферианцев — это враг тьмы. Он действительно несет с собой свет — и этот свет невыносим для людей. Только самые мужественные могут не закрывать глаза, и тогда свет приносит им истину… Несущий Свет прекрасен, как солнце, и столь же беспощаден. Он существовал всегда, но вдали от людей. Потом он восстал против бога и принес людям Свет, за что был низвергнут с небес. Фактически легенда о Люцифере — это вариант известного античного мифа о Прометее, переиначенный на средневековый лад.

К вопросу о появлении и развитии «сатанизма» и «неосатанизма»: 1 комментарий

  1. netpicsu

    Появление сатанизма как самостоятельного культа стало возможным только вследствие изменения понимания образа сатаны.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *